Конкурс детского творчества "Наше лето". Сроки проведения с 3 июня по 3 сентября 2021 года.
Статьи
Графика Александра Бобкина

Как правило, индивидуальность мировосприятия художника, особенности его «почерка» скорее и полнее выявляются в родстве идей, интонаций, объединяющем произведения, разные по темам, времени создания, приёмам воплощения замысла. Таким объединяющим началом для творчества новокузнецкого графика Александра Бобкина являются размышления о взаимосвязи зримого и незримого, материального и духовного, настоящего и прошлого, пронизывающие большинство его листов, находящие в них различное преломление.

 

В одной из первых работ молодого художника — серии офортов «Портреты великих русских писателей» (1975) — сопоставление реального и воображаемого было как бы подсказано самим замыслом — показать облик и внутренний мир людей, живущих в нашей памяти в неразрывном единстве с героями и образами своих произведений.

В композиции каждого листа соединены собственно портрет и «многосюжетный» фон, содержащий мотивы, почерпнутые из биографии писателя, его книг. В цикле есть и робость ученика, вступающего на самостоятельный путь, и ещё непреодолённое влияние авторитетов, и увлечение модным приёмом «кинематографического наплыва», но в то же время чувствуется ясность в постановке и решении образных и пластических задач.

 

Александр Бобкин активно обращается к темам, связанным с историей и современностью своего края, своего города. Ей посвящены серия цветных офортов «Город» (1975), офорт «Ночной автобус» (1978), выполненный к этой же технике триптих «Сад металлургов» (1981), цикл «Из истории Новокузнецка», начатый по заказу городского краеведческого музея в 1980 году (работа над ним ещё не завершена).

В некоторых листах художник не избежал иллюстративности и схематизма, не сумел достичь пластической убедительности. В большей мере удались композиции, в которых отразились искренность и взволнованность переживаний автора, его собственный эмоциональный опыт.

 

В офорте «Ночной автобус» повседневная жизненная ситуация превращается в символическую картину творческого озарения: за вошедшим в безлюдный салон автобуса художником в захлопывающиеся двери влетает птица, изображённая на одном из рисунков, которые он держит в руке, а морозная ночь за окном расцветает буйной порослью фантастических цветов и трав.

В триптихе «Сад металлургов» запечатлённые сцены воскресных гуляний относятся к разным десятилетиям истории города. Тонкая вязь штрихов офорта, зыбкой сетью окутывающая изображение, словно имитирует «зернистую» поверхность старой фотографии, в то же время ассоциируется как бы со зримо выраженной дымкой времени. Проходящее через все листы изображение гипсовой парковой скульптуры, наивной и чуть нелепой, тонко подмеченные детали быта недавнего прошлого придают образу особую теплоту.

 

Важную роль в формировании творческой индивидуальности Бобкина сыграло участие в семинаре художников социалистических стран в Венгрии (1977). Общение с зарубежными коллегами, встреча с новым зрителем позволили по-новому оценить возможности графики, расширить круг пластических приёмов, пересмотреть своё отношение к наброску, к проблеме законченности. Непосредственные впечатления от знакомства со страной, её культурой отразились в цикле «По Венгрии», включающем офорты и импульсивные, быстрые рисунки.

 

В поездках по Кузбассу сложилась серия рисунков «Чистогорск» (1980). Обычно Александр Бобкин работает по впечатлению, на основе натурных набросков. Эта серия выполнена иначе: здесь образные и композиционные задачи решались непосредственно «на месте». Хотя некоторые листы порой слишком многословны, подчас чересчур недосказанны, в них есть острота непосредственного чувства, свежесть контакта с натурой, помогающая преодолеть художнику несколько книжное видение мира.

 

Опыт работы над циклом «Чистогорск» сказался в сериях рисунков сепией «Старые русские города», «Хреновской конный завод» (выполнены 1981 году в Воронежской области) и «Ленинград» (1982).

Эти произведения связаны общей темой памяти прошлого, которую хранят реальные «свидетели» истории н которая присутствует в самой атмосфере места. Эмониональной наполненностью образа, «крепким» пластическим построением среди них выделяется ленинградский цикл. Автором движет поиск в натуре таких черт, которые раскрывают как саму действительность, так чувства и мысли, порождённые ею. Он то материализует заведомо незримое {«Улица Росси»), то как бы реконструирует прошлое, обнажая в облике города лишь его устойчивые приметы («Охтинский мост»), то передаёт динамику современного восприятия памятников архитектуры или подмечает яркие детали сегодняшнего быта («Арка Главного штаба», «У пяти углов»).

 

Своего рода «экспериментальным полем» в творчестве Бобкина является большая серия рисунков и печатной графики, которую можно условно назвать «Интерьеры».

Работа над ней началась ещё в середине 1970-х годов и продолжается по сей день. Художник исследует, как соотносятся замкнутое и открытое пространства, как взаимодействуют предмет и среда, объём и плоскость, линия и пятно, силуэт и штрих, как в пластических взаимоотношениях открывается «психология» формы и пространства.

 

Произведения Александра Бобкина свидетельствуют о настойчивом поиске такого графического языка, такой пластической системы, которые позволили бы показать окружающий мир в его диалектической сложности. Наиболее привлекательная черта его творчества заключается, может быть, в том, что стремление к многозначности образа, ориентация на активное зрительское восприятие сочетаются в его лучших работах с ясным, определённым и точным выражением замысла.

 

В. ОТКИДАЧ

Журнал «Художник» №8, 1984 г.