Конкурс детского творчества, посвящённый 8 марта. Сроки проведения с 22 февраля по 30 марта 2021 года.
Статьи
АРХИТЕКТУРНЫЕ ЗАРИСОВКИ

В редакцию пришло письмо от Саши Шевелёва (14 лет, г. Нижний Тагил). Он пишет: «...Очень люблю рисовать. Летом я побывал в Новгороде. Мне понравился этот старинный русский город. Я написал, несколько этюдов. В своих работах хотел показать красоту архитектурных памятников. Прошу прислать отзыв на рисунки, а если возможно, то и напечатать их».

Мы помещаем, Саша, твою работу, на которой изображён памятник новгородской архитектуры — «Ярославово дворище», и постараемся рассказать об особенностях архитектурного рисунка. Ты в какой-то мере достоверно сумел передать цвет и форму отдельных зданий, аркаду, находящуюся впереди, гущу зелёной листвы. Но в работе есть и типичные недостатки, которые допускают многие начинающие авторы.

Рис. 1. Саша Шевелёв, 14 лет. Нижний Тагил. Ярославово дворище. Акварель.
Рис. 1. Саша Шевелёв, 14 лет. Нижний Тагил. Ярославово дворище. Акварель.

Прежде всего, зритель не понимает, какие перед ним сооружения — большие или маленькие, как располагаются здания в пространстве относительно друг друга. А между тем для ощущения истинных размеров объектов необходимо изобразить хотя бы один предмет, соразмерный с человеком. Человеческая фигура основное мерило окружающих нас вещей, деталей пейзажа. Ведь любой архитектурный ансамбль создан для человека, существует для того, чтобы его красота радовала людей, а внутренние помещения давали кров, служили местом встреч, предназначались для труда и отдыха.

Одна из возможностей показать размер сооружения — изображение земли. В плоскости пересечения архитектурной формы с землей почти всегда находятся отдельные предметы, детали отделки или конструкции здания, размер которых нам известен. Именно они точно указывают зрителю величину изображаемой архитектурной формы, позволяют ощутить, как она соотносится с окружающей природой, с другими постройками.

Большую роль играют также средства, которыми автор изображает здание. Чем эти средства доходчивее, тем легче зритель воспринимает содержание рисунка или композиции. Многие произведения архитектуры имеют большие размеры, ограничены крупными поверхностями стен, окон и кровель. Красота и неповторимая характерность архитектурных форм зависят также от материала, цвета и фактуры деталей отделки, очертаний и количества конструктивных элементов, окон, дверей, ритма их расположения. Выявляя основные формы, опуская второстепенные, автор обращает внимание зрителя на те качества, которые считает главными, наиболее существенными.

 

На рисунках 2 и 3 представлены наброски известного советского зодчего Георгия Гольца, созданные им в итальянском городе Неаполе. Присмотритесь внимательно к рисунку 2. Вы, вероятно, сразу ощутите величину сооружения. Происходит это потому, что на переднем плане в нижнем правом углу изображены ступени лестницы, размер которых всегда примерно одинаков. Так же понятны каждому соразмерные с человеком детали окон, створок ворот. Подумайте, насколько понимание рисунка было бы затруднено, если бы автор не дал плоскость внутреннего двора, мостовой. Обратите внимание и на то, как архитектор передал пространство, соотношение ближнего и дальнего планов. Толстые, чёткие линии очерчивают контуры арки и металлические крепления фонарей на переднем плане. Второй план изображён линиями более тонкими и лёгкими. Разница между силой линии переднего и дальнего планов, наложение деталей переднего плана на рисунок дальнего, их пересечение создают ощущение пространства — воздушной глубины.

Рис. 2. Г. Гольц. Портал с фонарём. Неаполь. Уголь, тушь. 1924 г.
Рис. 2. Г. Гольц. Портал с фонарём. Неаполь. Уголь, тушь. 1924 г.

Посмотрите на рисунок 3, где соблюдены те же принципы изображения формы и пространства, но, кроме того, введены фигуры людей. Обе фигурки намечены несколькими штрихами, но как много это даёт для представления о размере архитектурного сооружения. Закройте ладонью нижнюю часть рисунка, и вы увидите, что без изображения мостовой, тротуаров, людей сразу теряется уверенность такого понимания. Металлическая решетка квадратного окна над порталом, кованая деталь под аркой здания помогают точно представить размер изображения.

Рис. 3. Г. Гольц. Портал. Неаполь.  Уголь, тушь. 1924 г.
Рис. 3. Г. Гольц. Портал. Неаполь. Уголь, тушь. 1924 г.

На рисунке 4 известный югославский архитектор-педагог Зорон Петрович с удивительной лёгкостью обозначает передний и дальний планы Новодевичьего монастыря в Москве. В левом нижнем углу несколькими толстыми линиями передан контур ярко освещённой стены, отдельными штрихами намечены детали оконных решёток, дверей, каменного завершения круглой башни над крышей монастырской постройки. При всей кажущейся небрежности наброска наша фантазия позволяет увидеть необходимые детали сооружений на переднем плане.

Дальний план изображён ещё более простыми средствами. Надвратная церковь дана только  контуром, так же намечена нижняя часть здания.

Окна, купола, детали лепнины обозначены несколькими штрихами, но для понимания формы зданий, стоящих в отдалении, этого достаточно. Ведь предметы, находящиеся на большом расстоянии от зрителя, всегда воспринимаются нечётко, обобщённо.

Всего лишь волнистыми линиями изображена и земля, контуры деревьев. Это помогает сознательно выделить в рисунке главное — архитектурную композицию, для которой окружающий пейзаж служит как бы обрамлением. Несмотря на внешнюю простоту, рисунок даёт правдивое и поэтичное представление об архитектурном памятнике, его природном окружении, об условиях конкретной его освещённости.

Рис. 4. Зорон Петрович. Новодевичий монастырь. Надвратная церковь. Фломастер. 1978 г.
Рис. 4. Зорон Петрович. Новодевичий монастырь. Надвратная церковь. Фломастер. 1978 г.

Рисунок 5 был выполнен к проекту здания банка на Неглинной улице в Москве известными советскими архитекторами И. Жолтовским, Г. Гольцем, М. Парусниковым.

Рисунок сделан не с натуры. Это архитектурная фантазия для не построенного ещё сооружения. Но как ясно чувствуется размер сооружения, материал, из которого оно должно быть построено, свет и воздух, наполняющий большой двор здания!

Передний план намеренно выполнен в плотных густых тонах. Это помогает передать характер облицовки арки, поверхность мостовой.

Дальний план — в лёгких тонах, почти без теней. Контраст между интенсивным тоновым изображением арки ворот и лёгкими тонами здания в глубине двора создаёт яркое впечатление воздушного пространства, глубины, света.

Наконец, присмотритесь, как искусно выбрано направление линий ближнего и дальнего планов. Большинство линий дальнего плана вертикальные. Они пересекаются с кривой, очерчивающей арку, и ещё больше подчёркивают разницу между ближней и дальней частями рисунка. Величину сооружения точно обозначают маленькие фигурки людей — они не дают ошибиться в определении размера.

Рис. 5. И. Жолтовский, М. Парусников, Г. Гольц.  Проект банка на Неглинной улице. Отмывка тушью. 1927 г.
Рис. 5. И. Жолтовский, М. Парусников, Г. Гольц. Проект банка на Неглинной улице. Отмывка тушью. 1927 г.

Все рассмотренные работы, кроме первой, выполнены линией и тоном. Применение цвета значительно усложняет изображение.

 

Рисование архитектурных памятников требует постоянного рассуждения и точного применения изобразительных приёмов. Такой опыт приходит исключительно в многократных натурных зарисовках. Только наблюдение природы, постоянная работа с натуры могут дать навыки изобразительной практики.

Хочется пожелать вам, дорогие ребята, успехов в изображении неповторимой красоты произведений архитектуры!

 

К. КУДРЯШЕВ, кандидат архитектуры

Журнал Юный художник №3  1981 г.