Конкурс детского творчества, посвящённый Дню защиты детей. Сроки проведения с 2 апреля по 2 июня 2021 года.
Статьи
„ИСКУССТВОМ СВОИМ УДИВЛЮ ЧАРОДЕЯ..." увеличить изображение
„ИСКУССТВОМ СВОИМ УДИВЛЮ ЧАРОДЕЯ..."

 

Об азербайджанских коврах и тех, кто их делает

 

Бесценной жемчужиной Баку и сокровищницей культурного наследия республики по праву считается первый на Востоке Государственный музей азербайджанского ковра и народно-прикладного искусства. С понятной гордостью пишет крупнейший исследователь традиций отечественного ковроделия, народный мастер, лауреат Государственной премии СССР Лятиф Керимов: «Девяносто процентов известных во всём мире кавказских ковровых изделий и в особенности ковров без ворса составляют азербайджанские ковры».

Здание музея ковра в центре Баку
Здание музея ковра в центре Баку

Ковры без ворса и ворсовые — два отдельных вида азербайджанских ковров, отличающихся техникой изготовления и фактурными особенностями. По художественным чертам и способу создания они делятся на основные группы— Куба-Ширванскую, Ганджа-Казахскую, Карабахскую, Тебризскую.

В Азербайджане говорят, что по орнаменту, рисунку и колориту можно определить место, откуда родом тот или иной ковер.

 

Великолепные азербайджанские ковры, сотканные в далёкие времена, можно увидеть в таких всемирно известных музеях, как Лувр, Метрополитен, Музей Виктории и Альберта в Англии. Сведения или беглые упоминания о главном художественном ремесле Азербайджана встречаются в сочинениях античных авторов, в многочисленных исторических хрониках и географических трудах ученых, путешественников, в поэтических произведениях Низами, Хагани, Ширвани.

Фрагмент тебризского ковра «Овчулуг» XVII века из коллекции Государственного музея азербайджанского ковра и народно-прикладного искусства в Баку. Это самый старинный экспонат музея.
Фрагмент тебризского ковра «Овчулуг» XVII века из коллекции Государственного музея азербайджанского ковра и народно-прикладного искусства в Баку. Это самый старинный экспонат музея.

Незабываемое впечатление оставляет Музей ковра в Баку. Сама атмосфера музея, занимающего уютное здание вблизи побережья Каспийского моря, настраивает любознательного посетителя на внимание и сосредоточенность. Среди безворсовых ковров привлекают относительной простотой рисунка и декора «джеджимы», более сложные по технологии, включающие в орнамент символическое изображение дракона,— «верни», а также ковры, ритмично варьирующие силуэты верблюдов,— «шедде». Взору зрителя открываются неповторимые «килимы», «паласы», «зили».

Ковёр «Зили». Бакинская школа. Азербайджанский государственный музей ковра и народно-прикладного искусства.
Ковёр «Зили». Бакинская школа. Азербайджанский государственный музей ковра и народно-прикладного искусства.

Мотивы декора азербайджанских ковров содержат постоянные элементы. Это схематизированные изображения птиц, животных, растений. Известны такие наименования, как «сичан-диши» (мышиные зубы), «пишик-аягы» (кошачий след), «алма-гюлю» (яблоневый цветок).

 

 

В Музее ковра представлены разнообразные произведения народного и прикладного искусства — женские и мужские украшения, медная посуда и другая домашняя утварь, ювелирные изделия и некоторые предметы национальной одежды, повседневного быта старой азербайджанской семьи. Это различные кисеты, вязаные, изящно орнаментированные носки — «джорабы».

Демонстрируются разновидности сум-мешков: небольшая дорожная сума «гашлыг» и вместительная перемётная сума, состоящая из двух мешков, соединённых тканым поперечником, чтобы перекидывать через плечо или навьючивать на ослика либо лошадь, называется такая сума «хурджин».

Внушителен и экзотичен «мафраш» — своеобразный постельный сундук, в котором хранилось приданое невесты. Живописен «даст хали гяба» — в изготовлении этого коврового гарнитура, как правило, принимала участие сама невеста.

И снова ковры — от скромного молитвенного коврика — «намаз-лыг» до самого дорогого, любовно вытканного искусными руками тебризского ковра.

Ковёр «Центры ковроткачества Азербайджана». 1984 год. Музей Ковра имени Лятифа Керимова, Баку.
Ковёр «Центры ковроткачества Азербайджана». 1984 год. Музей Ковра имени Лятифа Керимова, Баку.

Традиции ковроделия в республике успешно развиваются опытными мастерами и целыми предприятиями.

В творческом содружестве народными умельцами и профессиональными художниками созданы новые виды ковра — тематические, портретные ковровые изделия. Большая заслуга в этом принадлежит заслуженному художнику Азербайджанской ССР Кямилю Алиеву. Наглядно и убедительно живую преемственность народных традиций демонстрировала выставка творчества мастера, организованная в Музее ковра, в почётном и ответственном соседстве с национальной классикой.

Ковёр «Дордфасил». Тебризская школа. Конец XIX века. Государственный музей азербайджанского ковра и народного прикладного искусства.
Ковёр «Дордфасил». Тебризская школа. Конец XIX века. Государственный музей азербайджанского ковра и народного прикладного искусства.

Автор многообразных ковровых полотен, изысканных ювелирных композиций, красочных тканей, искусствовед и художник, Кямиль Мусеибович Алиев отдал любимому искусству почти сорок лет. Он рассказывает юным читателям о своей профессии:

Основоположник портретного жанра в азербайджанском ковроткачестве, Народный художник Азербайджанской ССР Кямиль Мусеибович Алиев
Основоположник портретного жанра в азербайджанском ковроткачестве, Народный художник Азербайджанской ССР Кямиль Мусеибович Алиев

По давней традиции ковёр — непременная часть убранства нашего дома, национального быта. Азербайджанец — горожанин или сельский труженик — не мыслит себе жизни без ковра: на ковре он рождается, на ковре делает свои первые робкие шаги, лучший ковёр в доме стелют хозяева под ноги дорогому гостю, ковёр дают девушке-невесте в приданое, ковром покрывают человека, провожая в последний путь.

 

С детства во мне было воспитано уважение к самому бытованию ковра в нашей жизни. Постепенно рос интерес к искусству ковроделия. Этому способствовало многое: и то, что мама была искусной вышивальщицей, и то, что сам я, окончив декоративный факультет художественного училища, работал копировальщиком в экспертно-художественной лаборатории коврового объединения «Азерхалча». Здесь я простаивал долгие часы у станка, познавал трудности и особенности ремесла ковроткача. Здесь, как говорится, приобщился к прекрасному мудрому искусству народа. Это было в 30-е годы.

Ковёр «Овчулуг», Ширванская школа. Азербайджанский государственный музей ковра и народно-прикладного искусства
Ковёр «Овчулуг», Ширванская школа. Азербайджанский государственный музей ковра и народно-прикладного искусства

Вместе со всей Советской страной я узнал потери и тяготы войны. Зенитчиком 1-го Белорусского фронта прошёл нелёгкий боевой путь от Кавказа до Берлина. Трое моих братьев погибли в годы Великой Отечественной войны, сам я был дважды ранен. Тем желаннее казалось возвращение к мирному труду, к искусству, тем сильнее стремился к творческому и профессиональному росту.

 

Многие годы отдал работе на производстве, в частности возглавлял Бакинскую ювелирную фабрику. Свои силы и вдохновение делил между такими видами декоративно-прикладного искусства, как ковроделие, художественное шитьё, ткани и ювелирное искусство. Больше всего меня привлекало последнее: в нём открываются возможности передачи сложного объёма, сразу нескольких планов изображения. Здесь намного острее чувство формы, линии, конфигурации, и есть замечательные возможности сочетания серебра, слоновой кости, эмали, чеканки, гравировки, черни.

Очень ответственна задача ювелирного производства. Коротко её можно сформулировать так: превращение драгоценного материала (золота, серебра, кости) в ещё более драгоценный предмет за счёт высокохудожественной обработки. В этом процессе художнику отводится главная роль.

 

То же и в искусстве создания ковра: художник выполняет точный, тщательно разработанный эскиз полотна, осуществляет выбор композиции, колорита, характера орнамента, определяет артикул нити, нередко сам красит пряжи.

 

В процессе создания ковровой композиции художник должен предусмотреть любую мелочь. Например, скрупулезно рассчитать, насколько сядет полотно после того, как его снимут со станка, и отразить это в эскизе. Эскиз обычно наносится на миллиметровую бумагу и строго по клеткам калькируется на ткань мастерицей или целой бригадой ткачих. Художник «ведёт» свой ковер от предварительного эскиза до полного завершения работы в материале.

 

Из всех видов ковровых композиций — орнаментальных, портретных, сюжетно-тематических — наиболее трудно и ответственно создавать портретные. Они требуют от мастера не только свободного и уверенного обращения с художественным наследием, хорошего владения традиционным языком искусства ковра, но также умения достоверно воплощать суть портретного образа — исторического лица или нашего современника.

Первой моей работой в этом жанре была ковровая композиция, посвящённая 400-летию выдающегося азербайджанского поэта Физули. Сочетанием рисунка, орнаментального убранства и общей колористической гаммы я стремился воссоздать образ автора неувядаемой газельной лирики.

 

Черты поэта-борца Насими, мучительно казнённого за демократические убеждения, воплощены в другом ковровом портрете, посвящённом 600-летию нашего славного предка. Здесь иной характер личности героя диктовал совершенно особые выразительные приёмы, систему орнамента, качества живописного фона, рисунка, тончайших декоративных оттенков.

Кямиль Алиев. Ковёр с портретом поэта Насими. Шерсть. 1973 г. в экспозиции Дома-музея Кямиля Алиева в Баку
Кямиль Алиев. Ковёр с портретом поэта Насими. Шерсть. 1973 г. в экспозиции Дома-музея Кямиля Алиева в Баку

Большого труда потребовала работа над тематической многофигурной композицией, символизирующей славное 40-летие Советского Азербайджана. Она включала ряд сюжетов, связанных с успехами республики за сорок лет во всех областях — в промышленности, народном хозяйстве, в науке, культуре. Огромный распустившийся цветок с листьями на центральном поле ковра олицетворяет расцвет республики. В центре цветка-медальона под лучами, исходящими от портрета В. И. Ленина,— праздничное шествие.

 

Трудно рассказать обо всех своих работах, а тем более передать словами их содержание. Хочу прибавить к уже сказанному, что главную задачу нашего древнего и самобытного искусства вижу прежде всего в освоении и дальнейшем развитии народной традиции, корни которой глубоко уходят в древнеазербайджанскую изобразительную культуру. Эти традиции будут вечно питать творческое воображение художников, не становясь предметом стилизации или моды, а оставаясь высоким идеалом совершенства и красоты.

 

Н. ИВАНОВ

Журнал «Юный художник» №9  1982 г.