Итоги конкурсов
Статьи
Литовский художник Алоизас Стасюлявичюс увеличить изображение
Литовский художник Алоизас Стасюлявичюс

Алоизас Стасюлявичюс принадлежит к поколению литовских живописцев, начавших самостоятельный творческий путь в 1960-е годы и уже в 1970-е занявших ведущее положение в живописи республики.

С общим подъёмом литовского советского искусства связывают имена не только А. Гудайтиса, А. Савицкаса, но и живописцев следующих поколений— И. Шважаса, С. Джяукштаса, В. Кисараускаса, Л. Тулейкиса, А. Стасюлявичюса. Их объединяет острое чувство гражданственности, стремление уяснить своё место в духовной жизни народа, осмыслить его исторический путь, его настоящее. Следуя в едином направлении, каждый из этих художников стремится реализовать своё мироощущение в оригинальной системе пластических приёмов.

Стасюлявичюсу присуща особая приверженность к городскому пейзажу. В самом начале творческого пути в поисках своей темы и жанра он писал и портреты, и многофигурные композиции. Однако вот уже четверть века основной темой, единственным объектом творчества художника является Вильнюс.

 

Вильнюс может вдохновить любого художника. В его облике отражены разные архитектурные стили — и одухотворенная готика, и барокко с его динамикой и торжественным величием, и классицизм с его строгостью и благородством. Единственный, неповторимый характер города создаётся переплетением причудливых крыш, башен, фронтонов.

Однако, по мнению Алоизаса Стасюлявичюса, визуальный образ является всего лишь материалом, который требует художественного осмысления, художественного переживания. И видимый облик города — это не только его архитектура. Это результат исторического пути, пройденного городом и его жителями, отражение переменчивой, порой трагической, порой светлой и радостной его судьбы.

 

Творческий путь художника — это неустанный поиск системы художественных приёмов для раскрытия многоплановости, многозначности натуры. Вместо иллюзорного изображения он конструирует образ из творчески переосмысленных характерных форм городской архитектуры, их соотношений, их размещения. Меняются размеры, пропорции («Старый Вильнюс I, II», 1965), стремительная динамика линий наполняет картину тревогой, движением («Улица Литерату», 1965; «Перекрёстки», 1969). Особый смысл приобретает цвет — красный, синий (знак пожара или ночи). Всё более обобщёнными становятся пространство, среда, где размещаются слитые в компактные блоки отдельные сегменты города («Улица Тилто», 1965; «Вильнюсский университет», 1967; «Стена II», 1968; «Стена с контрфорсами II», 1970).

Алоизас Стасюлявичюс. Вильнюсский Университет. 1967 г.
Алоизас Стасюлявичюс. Вильнюсский Университет. 1967 г.

Уже в 1960—1965 годах можно определить два типа композиционных пейзажей Стасюлявичюса. В одном случае это своеобразные панорамы Вильнюса, в которых всю плоскость холста сверху донизу покрывает мозаика городских строений с характерным для старого города рисунком стен и крыш, с башнями и площадями, изображёнными словно с птичьего полёта.

В других случаях художник выбирает отдельный мотив города— стену, площадь, арку. Они словно выхвачены из общего, сближены, увеличены. Их нельзя назвать пейзажами в традиционном смысле, хотя это тоже фрагмент Вильнюса. Мы безусловно узнаём город, ведь столько раз видели его с высоты замка Гедиминаса, горы Таурас, горы Бекеша, но каждая из картин Стасюлявичюса заставляет ощутить его по-новому. Мы узнаём рисунок крыш, сложное переплетение исторических пластов в зданиях и роковые отметины войн на стенах. Так мы начинаем подчиняться направляющей руке и мысли художника.

Алоизас Стасюлявичюс. Мост. 1967 г.
Алоизас Стасюлявичюс. Мост. 1967 г.

В картинах художника мы не найдём определённого источника света. Цветовые плоскости ритмично чередуются согласно требованиям композиции картины. Заметно усиливаемся аналитическое начало в построении образа. Всё чаще цвет становится «условным знаком» — таков результат длительных наблюдений художника за реальным колоритом Вильнюса.

Условный красный, синий, черный цвета носят скорее символический характер, они обозначают драматизм, напряжение напротив, — спокойствие, торжественность, загадочную таинственность. Стасюлявичюс сумел найти свои приёмы выразительности и, бесконечно варьируя, изменяя пропорции плоскостей чистого и приглушённого цвета, их соотношения, сумел придать колориту новое значение в пластической структуре изображения. В одних случаях чистый цвет выступает крупными прямоугольными плоскостями («Голубой мотив», «Перекрёстки», 1969), в других — небольшими объёмами и штрихами по контуру, а позднее все эти приёмы используются одновременно («Готика Вильнюса», 1972; «Ансамбль Вильнюсского университета», 1973). Среди произведений Стасюлявичюса нет недостатка в таких, где основную выразительность создаёт один цвет — красный, коричневый, синий золотой в сложном соединении с графическим рисунком, направлением мазков, их движением, сочетанием лессировочной и пастозной живописи. И всё это использовано в поисках эквивалента материальности архитектурных форм и окружающего их пространства.

Алоизас Стасюлявичюс. Вильнюсский мотив с Воротами Аушрос. 2010 г. Полотно, акрил. 80 x 100
Алоизас Стасюлявичюс. Вильнюсский мотив с Воротами Аушрос. 2010 г. Полотно, акрил. 80 x 100

Динамику, вообще присущую работам Стасюлявичюса, на раннем этапе творчества часто диктовал выбор точки зрения на объект. Излюбленными были углы пересекающихся улиц (Улица Литерату», 1965; «Перекрёсток», 1969; «Улица Стиклю, 1969; «Стена с контрфорсами», 1970), площади, от которых  дороги разбегаются вдаль («Площадь ратуши», «Сумерки» 1967). Но со временем эта динамичность начинает пронизывать всю ткань картины, каждый мазок и штрих.

Сложная, динамическая ритмика картин отвечает характеру магистралей Вильнюса, его архитектуры. Всё здесь подвижно, живо, гибко — лишь вертикали башен спокойно, торжественно тянутся вверх.

Алоизас Стасюлявичюс. Город.
Алоизас Стасюлявичюс. Город.

Стасюлявичюс первым в литовской живописи стал применять сложную технику коллажа. Следует напомнить выставку молодых художников 1965 года и экспонировавшуюся на ней «Стену» Стасюлявичюса.

На тёмном фоне картины художник представил обобщённый силуэт строения. На сероватой плоскости его стены сквозь тонкий слой темперы просвечивают подклеенные лоскутки газет, кусочки тканей различной фактуры. Это был, можно сказать, живописный аналог известной поэмы Ю. Марцинкявичюса «Стена», которая тогда произвела большое впечатление своей новизной, простой правдой, напоминанием о пережитом, о болезненных рубцах в душах людей и таких же шрамах на стенах. Из этого формируется духовная память человека.

Художник работает красками, зачастую просвечивающими одна сквозь другую, словно воспроизводя временные слои истории, усиливая материальность; подобно скульптору, он сообщает картине как бы третье измерение, объём.

Алоизас Стасюлявичюс. Барбора Радвилайте. Сигизмунд Август. 2004 г. Полотно, акрил, коллаж. 100 x 80
Алоизас Стасюлявичюс. Барбора Радвилайте. Сигизмунд Август. 2004 г. Полотно, акрил, коллаж. 100 x 80

В работах конца 1970-х годов Стасюлявичюс продолжает развивать тему архитектурных фрагментов города. Кроме того, живописцем бесконечно варьируются панорамы Вильнюса — вид города сверху или издалека, — которые воссоздаются целой мозаикой из тканей различных фактур, гофрированной, мятой бумаги, картона, обрезков фольги, покрытых тонким слоем краски. Со временем приходит умение обобщать — чувство и мысль сплавляются в законченный поэтический образ. Сама живописная ткань обретает одухотворённость, становится многозначной и несёт глубокий смысл.

В картине «Стена II» (1968), например, мотив окна решён с помощью парчи, которая создаёт впечатление льющегося сквозь металлическую решётку света.

 

Здания, которые Стасюлявичюс размещает на плоскости своих полотен, являют картину общего, синтезированного, рождённого из наблюдений натуры образа, по-своему осмысленного, преобразованного. Многократно преломлённым приходит на полотно облик города, воплощённый каждый раз в ином аспекте. Так, отражение драматической судьбы города передаётся через символический образ стены, то растрескавшейся, местами обвалившейся («Драматический мотив II, 1968), то чёрной, зловеще темнеющей («Стена с контрфорсами II», 1970). Контрасты красок и фактуры приобретают символический смысл, живопись поднимается до уровня философского размышления. Вместе с тем человек здесь (как почти во всех картинах Стасюлявичюса) непосредственно не присутствует. Его участие передаётся опосредованно, через картину города, как образ города — через участие художника. Суть в том что мастер мыслит категориями современного человека, создаёт новое соотношения картины художника и зрителя, основанное на взаимной активизации, на стимулировании творческой фантазии.

Порой кажется, что Стасюлявичюс не меняется, будто повторяет сам себя, «однообразен» — некоторые даже упрекают его в этом. Напрасно, ведь он скорее скорее стремится к совершенствованию найденного, к проникновению вглубь.

Алоизас Стасюлевичюс. Ритмы нового Вильнюса. 1972 г. Холст, синт. темпера, коллаж. 71 х 116
Алоизас Стасюлевичюс. Ритмы нового Вильнюса. 1972 г. Холст, синт. темпера, коллаж. 71 х 116

Оставаясь верным своей стилистике, легко различимой на общем фоне современной литовской живописи, Стасюлявичюс прошёл заметный путь творческого развития, характеризующийся непрестанным внутренним совершенствованием. На протяжении многолетней верности своей теме художник открывает всё новое и новое в столь хорошо знакомом городе. Он часто пишет одни и те же мотивы — Вильнюсский университет, площадь Ратуши, ансамбль костёлов Бернардинского и св. Анны, бывшего гетто, фрагменты улицы Тилто, панорамы нового района Лаздинай и вокзала. Но они различаются своей эмоциональной окраской и настроением.

В силу своей декоративности картины Стасюлявичюса прекрасно вписываются в интерьеры общественных зданий и в жилых помещениях, где их часто можно увидеть.

 

Новая архитектура Вильнюса также является для Стасюлявичюса излюбленным объектом художественного воплощения. Это — светлая, оптимистическая нота в его творчестве. Светлая в буквальном смысле —панорамы новых районов художник передаёт тонкими нюансами белого, серебристо-серого, голубого цвета. Он делает акцент на графичность архитектуры («Новые ритмы города», 1973), изображая полёт прямых, как стрелы, магистралей и мостов («Промышленный Вильнюс», 1967; «Новые ритмы», 1971; «Перекрестки», 1973), оперируя для этого штрихами контрастных цветов, подчёркивающих стремительность движения. Со свойственным ему своеобразием Стасюлявичюс в своих картинах даёт почувствовать присутствие человека через творения его рук — стремящиеся ввысь заводские трубы и телевизионные башни, мосты, виадуки, поезда. Или рисует город, увиденный глазами постоянно спешащего, бегущего человека, город, распавшийся на фрагменты, выхваченные беглым взглядом.

Алоизас Стасюлявичюс. Ужупис. 2011 г. холст, масло. 54 х 100
Алоизас Стасюлявичюс. Ужупис. 2011 г. холст, масло. 54 х 100

Картины Стасюлявичюса «Вильнюс» (1970), «Вильнюсская готика» (1972), «Ансамбль Вильнюсского университета» (1973), «Фантазия города I, II» (1975), «Фантазия города III» (1976), «Мотив старого Вильнюса» (1976), «Четыре вариации на тему Вильнюса I—IV» (1978), «Мотив университетского ансамбля» (1979), циклы «Вербы Вильнюса» (1980—1981) и «Скульптуры барокко» (1981) — всё это художественные обобщения, сделанные живописцем из отобранного, важного, на его взгляд, материала.

 

Начали появляться композиции, основанные на острых цветовых контрастах. В некоторых из них значительно усилено графическое начало. В 80-е годы в ряде работ стали встречаться изображения человеческой фигуры («Материнство», «Вдовы», «Полёт» — все 1981).

На выставках в нашей стране и за рубежом произведения Стасюлявичюса ярко и своеобразно представляют современную литовскую живопись, прославляя Вильнюс — древний и вечно юный город.

 

Гражина Мартинайтене

 

На аватаре: художник Алоизас Стасюлявичюс