Конкурс детского творчества, посвящённый Дню защиты детей. Сроки проведения с 2 апреля по 2 июня 2021 года.
Статьи
Книга «Русская мебель» увеличить изображение
Книга «Русская мебель»

Среди работ, посвящённых русской мебели, книга «Русская мебель» * Т. Соколовой и К. Орловой, несомненно, лучшая, наиболее серьёзная, написанная с позиции современного искусствоведения.

Т. Соколова, всю жизнь посвятившая изучению любимого предмета и превосходно его знающая, постаралась свои знания сделать достоянием тех, кто интересуется историей русского прикладного искусства.

 

По сравнению с выходившими до сего времени изданиями этот прекрасно напечатанный альбом (авторами совершенно обоснованно выбрана форма альбома, с предпосланным иллюстративной части обширным очерком по истории мебели) имеет свою специфику.

Весь обзор двухвековой истории мебели дан на основе лишь одного собрания, правда, лучшего в Советском Союзе,— собрания Эрмитажа.

Это во многом определило характер раскрытия самой темы, вытекающей из особенностей первоклассной дворцовой коллекции. Во дворцах работали, как правило, выдающиеся архитекторы и художники, лучшие мастера — столяры, резчики, позолотчики, бронзовщики, и естественно, что в эрмитажных образцах достигнут наивысший из возможного художественный уровень мебели. Достаточно вспомнить, что многое создавалось по эскизам Растрелли, Камерона, Росси, Кваренги, Монферрана. С другой стороны, характерный тип мебели «домашней», «крепостной» работы, как называли её первые знатоки — Лукомский, Лазаревский, Врангель, Бенуа,— хоть и представлена в Эрмитаже, но количественно уступает парадным, чисто дворцовым образцам.

 

Перелистывая альбом, мы как бы воскрешаем весь путь развития русской мебели, и здесь не только превосходный подбор иллюстраций даёт нам возможность наглядно увидеть выдающиеся произведения русских мастеров, но и качество самого издания — большой формат, удачно сделанные фото, словом, весь арсенал полиграфических средств немало способствует этому.

Вот мебель Петровского времени — сплав древнерусской традиции с голландским барокко.

Вот столь привлекательные по формам, так органично сочетающиеся с абрисами человеческого тела предметы стиля рококо, может быть, единственного, где не функциональность и конструктивность, а сложные пластические задачи в сочетании с утончённым цветовым решением были целью художника.

Подоспевший вслед за археологическими открытиями классицизм, сначала ещё не утративший тонкость красочных сочетаний рококо, а затем почти изгнавший и цвет и пластику в своём увлечении далёкой античностью, неожиданно вопреки всему ставшей вдруг близкой и понятной.

Помпейско-египетский ампир, такой парадный и пышный во Франции и в уникальных образцах Эрмитажа. А рядом русский павловско-александровский вариант, стоящий ближе к стилю бидермайер, чем к своим нарядным французским родичам.

Дальше трогательная, не успевшая расцвести псевдоготика романтизма. Затем опять рококо — второе, будет и третье. А вот псевдобарокко, псевдоренессанс, псевдо... Начало поисков русского стиля. И, наконец, венчающие век, ничего не заимствующие и никого не повторяющие формы стиля «модерн».

 

Тематически в альбоме обзор так и даётся — в хронологической последовательности: мебель XVIII века, первой половины XIX века, второй половины XIX века.

Первые два раздела включают именно ту мебель, которой много раз посвящали восторженные панегирики предшествующие исследователи, долгое время давали ей привилегию исключительности в художественном отношении. И хотя в настоящем альбоме впервые на равных правах включена и мебель второй половины XIX века, отголоски этой традиции ощущаются заметно. Пришедшее на смену классицизму многообразие стилей, их удивительные по своим возможностям неожиданные сочетания не вызывают симпатий авторов.

 

К сожалению, скептически они отнеслись и к возрождению национального русского стиля в прикладном искусстве. Активное пробуждение интереса к родной старине заставило художников искать новые формы в мебели, используя древнерусскую традицию. Участие здесь таких талантливых художников, как Малютин, Врубель, Поленова, Рерих, Петров-Ропет, которым восхищался Стасов, способствовало созданию блистательных образцов мебели, которыми, к сожалению, Эрмитаж не располагает.

Нет в Эрмитаже и предметов удивительного по своей пластичности и необыкновенной оригинальности стиля «модерн». В настоящее время этот долго и незаслуженно игнорируемый стиль, наконец получил достойную оценку. Этот пример с несомненностью мог бы служить хрестоматийной иллюстрацией к известным словам А. Бенуа: «Прошлое начинает становиться привлекательным только тогда, когда мы всем своим существом чувствуем, что оно отошло в бездну веков и «больше не мешает».

В этот период прекрасные образцы русской мебели были созданы большими художниками — Бакстом, Шехтелем, Врубелем, Якунчиковой, К. Коровиным. В Эрмитаже эта мебель не представлена, а в альбом, как досадная случайность, включены ремесленные эклектичные образцы, грубо имитирующие прежние стили, а формы собственно «модерна» почти отсутствуют...

Книга «Русская мебель», несмотря на высокую цену, не задержалась на прилавках, с энтузиазмом была принята читателями. Несомненно, многие из них будут очень благодарны авторам за их труд о мебели.

 

Л. Кропивницкий

Журнал «Декоративное искусство СССР» № 7.  1974 г.

 

* Т. Соколова, К. Орлова «Русская мебельв Государственном Эрмитаже», Из-во «Художник РСФСР», Л. 1973 г.