Итоги конкурсов
Статьи
ХУДОЖНИК ПАВЕЛ ШЕРБАУМ увеличить изображение
ХУДОЖНИК ПАВЕЛ ШЕРБАУМ

 

В середине шестидесятых молодой художник Павел Шербаум (р.1945) впервые распахнул двери мастерской В. И. Полякова, дружбу с которым оборвала смерть Валентина Ивановича. Любимый учитель оказался не единственным. Павел Шербаум продолжил учение в студии Бориса Биргера, теперь работающего в Германии.

Друзья и соседи, Биргер и Поляков, были в педагогическом смысле противоположностями. На смену мягкому Полякову пришёл колючий, тиранически требовательный Биргер. Лирическому и в ту пору ещё несколько расплывчатому дарованию Шербаума эта жёсткая школа пришлась как нельзя лучше, и художник по сей день, что не так часто случается, хранит благодарность обоим своим учителям.

 

Павел Шербаум — художник натурного видения и чисто живописного по природе дара. Это, конечно, не значит, что он всегда работает только с натурой и в живописных техниках. Последние годы он всё чаще работает в графике: в акварели и пастели. Но в его понимании они приобретают чисто живописную наполненность.

 

Шербаум — прирождённый колорист, а по состоянию души — лирик. Для того, чтобы держать в узде такую стихию живописного лиризма, надо обладать жёсткой дисциплиной рисунка. Сохранить эту дисциплину помогает постоянное рисование с натуры, без которого Павел Шербаум не мыслит деятельности художника.

Он идёт всегда от натуры, но это вовсе не значит, что он идёт за ней. В работе последних двух лет исходный натурный мотив претерпевает существенные изменения. Улетучиваются отдельные детали, появляются другие, а зачастую меняется даже внутреннее состояние. Работа часто «сама ведёт», иногда получается совсем не то, что было задумано. От художника требуется первоначальное творческое усилие, а потом надо только вслушаться.

Это умение вслушаться и в голос натуры, и в собственный внутренний голос позволяет Шербауму переплести обе мелодии и достичь выразительности и напряжения без всякого внешнего драматизма.

Эволюция художника шла постепенно, внешних сломов и сдвигов не было. Но сравнение новых работ с более ранними говорит о ней красноречиво.

Павел Шербаум. Алоэ. холст, масло, 80 х 60 см, 1994 г.
Павел Шербаум. Алоэ. холст, масло, 80 х 60 см, 1994 г.

Пастели последних двух лет выстраиваются в особый цикл. За каждой композицией стоит лист, а иногда и не один, сделанный с натуры.

Любопытно сравнение исходного и окончательного варианта. Иногда исчезает свежее прикосновение к натуре, теряется непосредственность, но приходят точная выверенность цветовых решений, найденная уравновешенность цвето-тональных масс и конструктивная отточенность.

Этот путь может привести к излишнему рационализму, но Шербаума спасает присущая ему импровизационная лёгкость. Вмешивается колдовское чуть-чуть: все планы немного смещены, соотношения сдвинуты, цветовая гармония изредка нарушена резковатым диссонирующим звуком.

«Город Гороховец». Быть может, лучшая работа последних лет. Дома качнулись влево и вправо, кроны деревьев приобрели странную кристаллическую форму, отклонился в сторону «захмелевший» фонарь, небо прорезали подобные аркам полосы света.

Павел Шербаум.  Город Гороховец. 1992 г. Бумага, пастель.
Павел Шербаум. Город Гороховец. 1992 г. Бумага, пастель.

Природу всех этих смещений, видоизменений, которые претерпевает натура, художник объясняет так: «Хочу сохранить плоскость листа, а не создать иллюзию настоящего пространства».

Эта плоскость с её ярко выраженными декоративными свойствами — основа живописи художника. Мастер играет со зрителем, впускает его в лист и разрешает там освоиться, даже пройтись, но только до определённого места, где становится совершенно ясно, что это иная действительность, чем за окном. Перед нами и живопись и приоткрытая дверь в мастерскую, это и результат и дорога к нему, часть которой мы можем пройти вместе.

Шербаум владеет трудным мастерством тонко сгармонированного живописного контраста. Особенно ясно это прочитывается в пейзаже «Розовый дом». Тяжёлая левая и лёгкая правая сторона пребывают в трудно определимом единстве.

Павел Шербаум.  Розовый дом. 1992 г. Бумага, пастель.
Павел Шербаум. Розовый дом. 1992 г. Бумага, пастель.

Павел Шербаум работает над своими пастелями долго, иногда возвращаясь к уже вполне законченному листу по необъяснимым, казалось бы, причинам. Он разрушает стереотипное представление о пастели как о нежном, лёгком, летучем материале. Его пастели плотны, весомы, тяжеловаты, они легко выдерживают соседство с масляной живописью.

Павел Шербаум— «немодный» художник. Он работает без суеты и спешки, одинаково равнодушный к соблазнам авангарда и неотрадиционализма, неторопливо и несуетно следуя своим путём.

 

Елена Львова, 1993 г.