Итоги конкурсов
Статьи
ДЕКОРАТИВНЫЕ ФАНТАЗИИ АЛЕКСАНДРА БУРГАНОВА увеличить изображение
ДЕКОРАТИВНЫЕ ФАНТАЗИИ АЛЕКСАНДРА БУРГАНОВА

Современная декоративность — это мир поэзии, условности, ярких метафор и трансформации. Это преодоление будничности, означающее нередко отказ от привычного, уменье по-новому увидеть и сопоставить явления жизни, направления и традиции искусства. Это широкий горизонт художественной фантазии.

Бесспорен прогресс нашей декоративной скульптуры, вызванный растущими потребностями художественного преобразования жизненной среды и приходом в эту область ряда талантливых и ищущих скульпторов разных поколений. К сожалению, развитие замедляется и осложняется сегодня воспоминанием о тяжеловесном атрибутивном стиле, подменой творческих решений структурами, лишёнными современного духовно-эстетического содержания.

 

На фоне этих сложных процессов надо рассматривать и поиски Александра Бурганова. В декоративной пластике он работает уже целое десятилетие — период 60—70-х годов, обнимающий в нашем художественном движении несколько этапов. Сегодня с большой определённостью вырисовывается направление исканий скульптора, их плодотворность и противоречия.

 

Сопоставляя произведения разных лет — «Бегущую по волнам», «Каховку», конную композицию для детской площадки,— чувствуешь присущий художнику дар декоративной фантазии. Она существует не только как пластическая категория, проявляющаяся то в причудливой динамике силуэтов и форм, то в чёткости ритмических контрастов и повторов,— привлекательно навеянное жизнью, отечественной историей, образами литературы и искусства романтическое мировосприятие.

Обнаружив яркое воображение, скульптор шёл по избранному пути не очень последовательно. Подчас чувствовался недостаточно критический взгляд на современную художественную практику, оглядка на уходящую в прошлое описательность пластического языка. И всё-таки его работы привлекали внимание присутствием поэзии. Была в них попытка творить образные метафоры, были интересные приёмы и структуры, которые он с гораздо большей уверенностью использует в дальнейшем.

 

В исканиях Бурганова можно проследить две разные образно-стилистические тенденции. Одна из них связана в основном с монументально-декоративными композициями, другая — с памятниками, мемориальными ансамблями.

Многие декоративные работы скульптора по всему своему строю предназначены для установки в природно-архитектурной среде. Как основной мотив в них возникает модификация статуарной человеческой фигуры. Александр Бурганов утверждает здесь условность геометрических форм или, как он говорит, их своеобразное «окостенение». Удлинённость очертаний фигур, как правило, находит поддержку в вертикальных ритмах драпировок. В контрасте с этой торжественной застылостью появляется нередко барочно-декоративная метафора, призванная обогатить пластику скульптуры, сообщить ей элемент необычности, расширить её образный контекст. Многократно варьируя эти мотивы и структуры, художник не чувствует себя в плену инерции. Он обращается мысленно к примеру средневековых резчиков или мастеров классицизма, которые сознательно ограничивали круг своих мотивов. Такой путь, может быть, не всегда выигрышный зрительно, имеет свои плюсы, предполагая совершенствование, законченность пластического выражения.

 

Естественно, впечатление от этих статуарных произведений Бурганова во многом зависит от того, сколь содержателен и оригинален задуманный им контраст. В символической декоративной композиции «Удмуртия социалистическая» барочная вязь кружев не только удачно обогащает несколько суховатую вертикаль фигуры, но и играет роль поэтической метафоры. В памятнике «Дружба народов» в Ижевске, который связан с упомянутой стилистической линией, в фронтальном изображении фигур, возникающих как бы в створках открытого окна, создаётся поэтическая симфония декоративных элементов.

Скульптор А. Бурганов, архитектор Р. Топуридзе. Монумент «Дружба народов» в Ижевске (Фрагмент.)
Скульптор А. Бурганов, архитектор Р. Топуридзе. Монумент «Дружба народов» в Ижевске (Фрагмент.)

Памятник этот — одно из примечательных явлений нашей монументальной скульптуры 70-х годов и потому заслуживает особого разговора. И его замысел, и пластическое осуществление авторской идеи во многих аспектах оригинальны. Современно обыгран, например, возникший под влиянием русской сказки, русского деревянного зодчества мотив распахнутого окна. Превратив его в конструкцию, пронизанную современными индустриальными ритмами, Александр Бурганов усилил стремление вверх, нашёл ясное и активное сопряжение двух вертикальных створок и в результате создал впечатление торжественности, нерушимости, сопутствующее главной теме памятника — теме дружбы народов. Образ растворённого окна несёт в себе и ещё одно поэтическое начало — красоты духовного общения, искренности и поэзии чувств.

Скульптор А. Бурганов, архитектор Р. Топуридзе. Монумент «Дружба народов», Ижевск.
Скульптор А. Бурганов, архитектор Р. Топуридзе. Монумент «Дружба народов», Ижевск.

Скульптура наших дней нередко возникает как контраст нескольких пластических элементов. Памятник в столице Удмуртии подтверждает это. Декоративно-символические рельефы, возникающие в пространстве двух гигантских пилонов, сообщают всей композиции внутреннее напряжение, делают её пластически насыщенной. В то же время в колористическом контрасте их фактуры — красной меди и позолоты с алюминиевыми створками — начинает ещё мажорнее звучать настроение праздничности. Среди скульптурных изображений, идущих по вертикали чёткими ярусными членениями, наиболее удачна композиция с фигурами девушек, несущих платок, — символ единства и красоты устремлений двух народов.

Вся структура этой группы, вертикальные полосы одежд напоминают торжественность органа, обрамлённого колышащимися по ветру барочными лентами.

В этом и других рельефах скульптор не отделяет декоративность от предметности, а делает серьезную попытку их объединения по законам современной монументальной скульптуры. Здесь находят творческую реализацию его замыслы, впервые появившиеся ещё в работах начала 60-х годов.

 

В последние годы Бурганов обогащает своё понимание статуарности, ищет новые приёмы декоративного звучания.

Некоторые примечательные моменты в эволюции его излюбленной композиционной схемы проявляются в проекте надгробия искусствоведу А. Чекалову. Замысел художника вдохновлялся здесь темой гармонии человека, предметного окружения природы, утверждением возвышенного отношения к жизни и искусству.

Жанровая природа этого образа неодносложна. Декоративный натюрморт с цветами драпировками, словно пришедший с полотна какого-нибудь живописца, сочетается с драпировками, подчинёнными ниспадающему ритму, с их предметной фактурой, с символикой анималистических композиций и барочным «окрылением» фигуры.

Не всё ещё определилось одинаково полноценно: есть некоторая красивость в трактовке отдельных элементов статуи, неоправданно детализировано изображение лошади.

Однако в этой скульптур много интересного, свежего. Композиция пластически насыщена, некоторые изображения, например, летящая птица, трактованы с чётким и смелым ощущением фор мы.

Осуществление проекта Александра Бурганова было бы достойно памяти этого самобытного человека и искусствоведа. В этой работе скульптор обнаруживает новую интонацию, способную обогатить его искусство, — лирическую камерность.

А. Бурганов. Памятник А. Чекалову. Проект.
А. Бурганов. Памятник А. Чекалову. Проект.

Другая линия его исканий связана с динамическим порывом, активной группировкой масс, волнами драпировок. Уже ранний памятник «Победа», поставленный на стрелке Оки и Орлика, поражает сложной вязью своих силуэтов, которые видятся особенно экспрессивно при обозрении с высокого берега вместе с водой деревьями, каменным мощением набережной. В решении фигур было здесь немало такого, что сегодня уже преодолено художником. Однако прекрасно, что он не сдерживает свой темперамент в угоду ещё недавно распространённым неоправданно аскетическим представлениям о скульптуре.

 

Некоторые проекты для Новороссийска представленные Бургановым на конкурсе в котором участвовали также В. Цигаль и А. Туманов, свидетельствуют, с одной стороны, о продолжении этих тенденций, с другой — о появлении новых. В одном из этих проектов темпераментно, романтично трактуется тема летящей фигуры. В своём стремлении к динамической символике, и созданию новых декоративных мотивов Александр Бурганов достиг определённых успехов. Поэтому особенно жаль, что другие части изображения приобрели неоправданную конкретизацию и грубоватость анатомических подчёркиваний. Но у художника зреет понимание того, что подобная брутальность не может быть ответом на сложное развитие современного мира. Значительно более привлекательна другая его идея — сочетать перекрытия обелиска, напоминающие противотанковые ежи, с символической формой — образом туманов и пожарищ. Думается, Александр Бурганов нащупывает в этом проекте плодотворную для себя перспективу «творить символические обобщения на основе предметных метафор».

 

Ещё одна принципиально важная тенденция обнаруживается у скульптора в 70-е годы — интерес к соединению декоративности и психологической выразительности. О стойкости и неслучайности этих стремлений свидетельствуют столь разные произведения скульптора, как «Муза», «Интернационал», «Прогулка к озеру». Все они имеют свои индивидуальные качества и вместе с тем общность: оригинальность замысла, большую, чем ранее, свободу его пластического претворения.

В «Интернационале» интерпретирована давняя традиция украшенного скульптурой столба. Бурганова влекла здесь идея показать столкновение двух сил: поверженной и торжествующей. Он, вероятно, ещё будет искать более органичное сочетание архитектурных мотивов и венчающей колонну головы рабочего. Однако интересен уже и этот первоначальный ход мысли.

А. Бурганов.  «Интернационал». Гипс.
А. Бурганов. «Интернационал». Гипс.

В «Музе» многое вдохновлено непосредственностью натурных впечатлений. Но, по существу, это красивый по пластике обобщённый портрет, в композицию которого органично вписывается аллегорическая фигура.

А. Бурганов.  «Муза». Гипс.
А. Бурганов. «Муза». Гипс.

Свобода, изящество пластики особенно ощутимы в новом и, на наш взгляд, принципиальном для Бурганова произведении — «Прогулка к озеру». Изображение женской фигуры в окружении декоративных деревьев-решёток, её тень, возникающая как сноп драпировок, — всё это складывается в поэтическую, возвышенную картину. Новым для скульптора явилось тут не только решение фигуры, в котором он отказывается от прежней жёсткости, но и её размещение в специально созданном пространственном окружении, пейзаже. Движение фантазии художника обретает ещё неизвестный поворот, появляется проникновенная лирическая интонация.

А. Бурганов.  «Прогулка к озеру». Гипс.
А. Бурганов. «Прогулка к озеру». Гипс.

В последнее время Александр Бурганов много проектирует для городской архитектуры. На выставке «Архитектура в городе» (Москва, 1974) он показал рельеф с изображением летящей колесницы. Эта композиция украсит Дворец культуры металлургов в Ижевске. Вновь дало себя почувствовать его ощущение ритма, декоративной динамики, преданность романтическому порыву. Воображению художника подвластны широкое пространство, большие архитектурные плоскости.

А. Бурганов. Рельеф для Дворца культуры металлургов. Ижевск. Модель.
А. Бурганов. Рельеф для Дворца культуры металлургов. Ижевск. Модель.

Чтобы дать простор лучшим качествам своего дарования: редкому сочетанию темперамента и аналитического мышления, чтобы продолжить завоевания последних лет, Бурганову предстоит сделать своё искусство более целеустремленным, органичным. Самобытность фантазии, рождённая собственным представлением о современности, помогает ему искать интересные пути жанра, привлекающего сегодня внимание.

 

И. Светлов

Журнал «Декоративное искусство СССР» № 7.  1974 г.

 

На аватаре: Скульптор Александр Николаевич Бурганов

Фотографии произведений А.Н. Бурганова взяты из журнала «Декоративное искусство СССР» № 7.  1974 г.