Итоги конкурсов
Статьи
Тематическая картина в творчестве советского художника Владимира Александровича Серова увеличить изображение
Тематическая картина в творчестве советского художника Владимира Александровича Серова

 

ГЛАВНАЯ ТЕМА

 

В многообразном и многожанровом творчестве Владимира Александровича Серова центральное место занимает тематическая картина, в которой запечатлены события Великой Октябрьской социалистической революции и деятельность В. И. Ленина. Народ и революция — вот тема, которой всегда верен Серов-художник. Последние полтора десятилетия являются периодом подлинного творческого расцвета художника, в течение которого была создана едва ли не большая часть его лучших полотен на эту тему, получивших самое широкое признание зрителей.

 

Крупный вклад в советское искусство был внесен В. А. Серовым картиной «Ходоки у В. И. Ленина» (1950).

Художник и до того много работал над картинами, изображающими В. И. Ленина с народом. И всё же они не приносили ему полного удовлетворения. Вводя в композицию картин множество людей и передавая тем самым впечатление массовости событий, всенародности движения, он не мог добиться глубокой индивидуальной характеристики каждого персонажа. В общей людской массе немало оказывалось безликих невыразительных образов, что снижало качество произведения. Тогда родилось желание создать новое полотно, где была бы дана глубокая характеристика не только Ленина, но и рабочих, крестьян.

 

Художнику хотелось создать новый образ Владимира Ильича, непохожий на прежние. Хотелось изобразить его не на трибуне или собрании, а в более простой и обычной жизненной обстановке.

В новой картине художник, как он говорит, хотел показать «кровные связи вождя и народа, умение вождя партии увидеть интересы народа, проникнуть в глубину этих интересов и поступать соответственно знанию жизни народа и желанию сделать этот народ счастливым. Я взял такую сцену: ходоки пришли к Ленину в Смольный, и здесь между ними завязалась задушевная беседа». (Стенограмма встречи слушателей лектория Академии художеств СССР с народным художником СССР В. А. Серовым 5 февраля 1959 г. Научно-библиографический архив Академии художеств СССР, д. 81, оп. 76, стр. 37.)

 

В.А. Серов «Ходоки у В. И. Ленина» 1950 г.
В.А. Серов «Ходоки у В. И. Ленина» 1950 г.

 

На картине изображён В. И. Ленин, тепло беседующий в Смольном с тремя крестьянскими ходоками, пришедшими из какой-то, видимо, далёкой, сельской глуши. Они пришли, чтобы выполнить наказ крестьянского схода и рассказать руководителю Советского правительства о тех нуждах и заботах, которые волнуют их земляков, поведать о своих радостях и горестях, попросить помощи, получить поддержку и совет. Долог и труден был их путь к Ильичу. Об этом говорят запылённые, стоптанные сапоги, тощие дорожные котомки. Но теперь ходоки добились своей цели, попали на приём к Ленину, откровенно рассказывают о настроениях и делах деревни, о борьбе, которая в ней ведется, об использовании полученной земли. Обстановка непринужденности, простоты, дружеского взаимопонимания царит в этой скромной комнате, лишённой каких-либо признаков официальности или помпезной торжественности.

В. И. Ленин расположил гостей к дружеской, откровенной беседе. Он подался всем корпусом вперёд, устремив на ходоков пытливый, пристальный взгляд. Он весь — внимание, он жадно впитывает рассказы о положении деревни, о настроениях крестьянства, делая время от времени заметки в раскрытом блокноте.

Образ В. И. Ленина в этой картине, с его простотой, человечностью, вниманием к людям труда, —один из лучших образов вождя в советском искусстве.

 

Необычайно сильным и выразительным является образ сидящего крестьянина в полушубке. Близкий к нему тип пожилого, мудрого крестьянина встречался в картинах Владимира Александровича и раньше. Но в этой картине он особенно типичен, в нём воплощена глубокая жизненная мудрость крестьянства, его, так сказать, «основательность», крепкая связь с землей. Заскорузлые, натруженные, как бы пахнущие землёй руки с трудно сгибающимися пальцами дополняют биографию этого человека.

 

Другой сидящий крестьянин, в солдатской шинели, — также яркий образ. Этот человек, видимо, недавно пришёл из армии. Он похож на сельского партийного работника, самоотверженного общественника, защитника бедноты. С глубоким вниманием следит он за выражением лица, за словами и замечаниями Ильича, стремясь запечатлеть его образ, вооружиться его советами и наставлениями для дальнейшей борьбы. Беспредельная вера в Ильича написана на лице этого активиста.

 

Хорош и образ стоящего крестьянина, бородатого, морщинистого, загорелого. За его плечами также трудная жизнь. Его внимание приковано к рассказчику. Он следит за речью земляка, вставляя нужные слова, чтобы полнее и ярче рассказать Ильичу о жизни и нуждах тех, кто послал их с наказом в этот далёкий путь.

 

Художник стремился к тому, чтобы зритель почувствовал за спинами ходоков многомиллионное крестьянство, которое всколыхнула революция. И действительно, ощущение того, что в лице трёх мужиков предстаёт перед нами вся русская деревня, её радости и печали, ни на минуту не оставляет зрителя.

Образы Ильича и крестьян написаны художником вдохновенно, с огромной любовью. Они обладают той притягательной силой, которая волнует мысль и глубоко трогает сердце.

 

Цель, которую художник ставил перед собой в этом произведении, он блестяще достиг. В картине нет нейтральных, безликих персонажей. За каждым образом чувствуется большая жизнь, образы необычайно ёмки и содержательны, а вместе с тем жизненно убедительны. Художник добился глубокой психологической характеристики всех четырёх участников беседы.

 

Мягкий спокойный колорит картины, выдержанный в золотистой цветовой гамме и тонально собранный, хорошо выражает душевную теплоту сцены, оттеняет проникновенность образов. Ровный, плотный живописный слой даёт спокойную фактуру картины, гармонирующую со всем её содержанием.

Произведение в целом раскрывает связь В. И. Ленина с массами, рисует его могучим своей мудрой простотой, кровной близостью к народу.

 

Следуя традициям Савинского, Бродского и других русских художников-реалистов, Серов достигает в картине большой законченности, композиционной и колористической гармонии, предельной взаимосвязи всех частей произведения. Каждая деталь, каждая подробность, написанные с большой тонкостью, тщательностью и изяществом, каждый предмет обстановки, жест, позы людей здесь раскрывают идею произведения, органически подчиняясь главному.

Ходоки изображены в верхней одежде. Эта деталь подчёркивает своеобразие эпохи, когда не были преодолены ещё разруха и неустроенность быта. Пришли крестьяне с котомками, значит, путь их был долгим и трудным. Стол, за которым сидят Владимир Ильич и ходоки, не большой, не четырехугольный, а именно маленький, круглый. Он как бы ещё больше подчёркивает близость беседующих, сердечность их встречи, доверительность ведущегося разговора.

 

Жест сидящего ходока, который, перечисляя нужды, по очереди загибает пальцы, необычайно характерен, он подчёркивает конкретность, убедительность, доказательность его рассказа, а вместе с тем говорит о том, что ходок вышел из самой гущи российских землепашцев.

Карандаш в руке Ильича свидетельствует, какое большое значение имеют для него те сведения и факты, которые сообщают собеседники.

С большим мастерством изображает художник фактуру овчины, грубой ткани шинели, вещевого мешка, стола, белых чехлов, подкупая зрителя правдивостью, достоверностью всей обстановки. Картина необычайно цельна, едина, убедительна и глубоко правдива. В ней все просто, поэтично, лишено и тени ходульности или надуманности.

Образы произведения раскрывают подлинно народный характер Советской власти как власти тружеников, о которой тысячелетиями мечтали многие поколения людей и которая, наконец, была завоевана русским пролетариатом и крестьянством.

 

Картина замечательна глубиной социально-психологической характеристики действующих лиц, умением правдиво воссоздать дух того времени. Она отлична от многих более ранних полотен художника своей интимностью, камерными размерами, отсутствием какой-либо парадности.

С неё начинается новый этап в творчестве В. А. Серова, период глубокой психологической разработки образов участников Октябрьской революции.

Картина «Ходоки у В. И. Ленина» — подлинно новаторское произведение. Оно раскрывает особую форму социальных отношений между тружениками и новой государственной властью. Перед нами образы крестьян, рождённых Октябрьским переворотом, новый тип руководителя государства рабочих и крестьян. Картина написана в лучших традициях русского реалистического искусства, в частности, на основе серьёзного изучения, освоения и переработки творческих уроков как передвижников, так и лучших советских художников, что не снижает её новаторского значения.

 

Серов ещё раз доказал, что нельзя проблему новаторства сужать до одной только новой манеры письма, отличительных формальных приёмов. Новаторство в живописи — это проблема гораздо более сложная, она заключается в глубоком и правдивом раскрытии новых явлений жизни или же в небывалой трактовке уже известных, изображённых ранее. Можно быть бесконечно оригинальным в формальных исканиях и не быть новатором в живописи. Но можно наследовать, развивать традиции старого реалистического искусства и быть новатором в глубоком и подлинном значении этого слова.

Новая глубокая и правдивая трактовка жизненных явлений, создание содержательного образа неизбежно приведут к освоению новых формальных и технических средств. Но они будут носить не внешний, надуманный характер, а органически родятся в поисках нового, идущего от жизни художественного образа как средства его создания, а не как самоцель.

 

Процесс создания картины «Ходоки у В. И. Ленина», одного из лучших произведений В. А. Серова, даёт возможность раскрыть некоторые особенности его творческого метода, показать, как художественно кристаллизуется в конкретном сюжетном решении заинтересовавшая его тема.

 

В поисках сюжета и материалов для новой картины художник пришёл в Смольный. Долго и внимательно осматривал он комнаты В. И. Ленина и всю скромную обстановку ленинской квартиры. Затем вышел на улицу и побрёл домой. А сюжет так и не был найден. Художник весь погрузился в раздумья о будущей картине

День был пасмурный, сырой. Шёл дождь, но художник его не замечал, целиком поглощённый своей мыслью о том, как передать Ильича со всей жизненной трепетностью и правдой. В своё время И. И. Бродский нашёл в своей картине «В Смольном» верное решение темы, создал впечатляющий и обаятельный образ вождя. Однако следовать по его стопам, в какой-то степени повторять его, конечно, было нельзя.

Идя по тротуару, весь поглощённый мыслями, художник не обращал внимания на окружающее и видел перед собой только небольшую полоску мокрого асфальта. Но в орбите его внимания всё время находились чьи-то движущиеся, шлёпающие по грязи сапоги. Сначала они не привлекли внимания художника, затем он невольно стал их рассматривать. Это были старенькие, видавшие виды, стоптанные сапоги. Глядя на них, художник подумал о длинных, трудных дорогах, по которым они прошли, о жизни людей, которые неведомо откуда, неизвестно, по какой нужде приехали в большой город.

Естественно, эта мысль быстро ассоциировалась с той упорной думой, теми мучительными творческими поисками, которыми был тогда охвачен Серов. «А ведь и к Ленину шли со всех концов нашей Родины люди в таких сапогах — за советом и помощью», — подумал художник.

Внезапно родился сюжет картины. Серов был взволнован, он побежал в мастерскую и тотчас же сделал наброски эскиза на бумаге. Так возникшая ассоциация сыграла значительную роль в конкретизации сюжетной завязки, и не вполне ясные ещё замыслы получили своё воплощение.

Конечно, это впечатление легло на хорошо взрыхлённую почву поисков и мучительных раздумий. В сознании художника уже до того роился целый строй образов, основанных на глубоком изучении темы. И новое впечатление лишь замкнуло цепь его представлений и намечавшихся образных решений.

 

Популярным произведением В. А. Серова стала картина «Зимний взят». Тема взятия Зимнего дворца В. А. Серова интересовала давно. Ранее он уже создал картину «Штурм Зимнего» — с большим количеством действующих лиц, грандиозным пространственным размахом, эффектным освещением и т. д. Теперь художник задумал дать другое решение темы, так как прежнее вызывало известную неудовлетворенность, не позволяло дать глубокую характеристику участников события, его подлинных героев.

 

В.А. Серов «Штурм Зимнего дворца. 1917 год»
В.А. Серов «Штурм Зимнего дворца. 1917 год»

 

Вообще возвращение к задуманной теме, стремление решить её более глубоко, по-новому необычайно характерно для художника, как и отсутствие безмятежного довольства сделанными работами. Владимир Александрович обычно говорит: «Художник, который влюблен в то, что он сделал, может совершенно спокойно поставить на себе крест: как только художник успокоился и решил, что он всё свершил, можно с полной уверенностью сказать — процесс его развития закончился и в творческом отношении ждать от него нечего» .

И вот теперь, развивая тему «Зимний взят», художник стремился раскрыть более глубоко образы героев исторического штурма, через будничное показать величие революции.

 

О сюжете картины В. А. Серов рассказывает так: «Я решил раскрыть тему «бытовым» образом. Отгремели бои. Зимний взят. Всюду следы разрушений. Где-то высоко на лестнице, рядом со скульптурой, сидит матрос, читающий газету. В центре — патруль, поставленный победителями, новыми хозяевами этого дворца, — мужик-солдат и простой рабочий. Маленькая передышка — перекур. Хотелось показать этих простых людей вместе. После перекура... снова начнутся жестокие, кровавые бои».

 

В.А. Серов «Зимний взят» 1954 г. Холст, масло. 85х70  см.  Государственная Третьяковская галерея
В.А. Серов «Зимний взят» 1954 г. Холст, масло. 85х70 см. Государственная Третьяковская галерея

 

В картине изображены внутренние помещения Зимнего дворца после его штурма в ночь с 7 на 8 ноября 1917 года.

Перед парадной Иорданской лестницей, украшенной скульптурой, позолотой, пышными бронзовыми канделябрами, стоят двое вооруженных людей. Они поставлены здесь для охраны бывшей цитадели царизма и Временного правительства. Это подлинные представители народа. Один — рабочий-красногвардеец, одетый в кожаную куртку с красной повязкой на рукаве. Подтянутость, волевая собранность отличают весь его облик. Статная, прямая фигура подчёркивает силу и мужество. Сосредоточенное лицо выражает ум, уверенность, достоинство, волю. Другой — пожилой солдат в полном походном снаряжении. Морщинистое, покрытое густой бородой лицо, прищуренные с хитрецой глаза, натруженные руки землепашца создают образ русского крестьянина, одетого в солдатскую шинель. Вещевой мешок за плечами, уверенный жест руки, держащей винтовку, алюминиевая фляжка на боку характеризуют бывалого солдата, прошедшего тяжёлую школу фронта, но не переставшего быть крестьянином, мечтающего о земле, доме и семье, простого, смекалистого, знающего жизнь. Оба эти образа замечательны своей правдой и жизненностью.

Солдат сосредоточенно прикуривает у красногвардейца цигарку. Этот жест необычайно характерен, выразителен и содержателен. Он чрезвычайно убедительно раскрывает обстановку боевой дружбы и взаимного сердечного расположения этих людей и как бы перерастает в выражение прочного союза, братства двух основных трудящихся классов революционной России.

В роскошном дворце только что отгремели выстрелы. На ступенях лестницы — кучи неубранного щебня. Вокруг — стреляные гильзы, пустая пулеметная лента, офицерская фуражка. Всё говорит об острых боевых схватках, о драматизме сражения. А новые хозяева дворца спокойно курят, мирно ведут беседу, как будто ничего особенного и не произошло. Позади, на верхней площадке, сидит матрос с винтовкой в руках, углубившийся в чтение газеты. Он так же спокоен, как и патруль переднего плана.

 

Спокойствие персонажей, будничность их поведения как бы подчёркивают силу, твёрдую уверенность простых людей в незыблемости новой власти и новых революционных порядков. Роскошь золочёных дворцовых интерьеров, контрастируя с обыденностью фигур, костюмов, снаряжения народного патруля, ещё больше раскрывает простоту, нравственную чистоту людей революции, их связь с миллионами дотоле обездоленных тружеников.

 

Картина лаконична, немногословна, лишена внешних атрибутов, но через простой бытовой эпизод глубоко раскрывает эпоху, даёт проникновенную характеристику тех, кто совершил Октябрьский переворот.

Удачно композиционное построение полотна, позволившее главные фигуры поместить в центре. Картина выдержана в единой и спокойной цветовой гамме. Как и все лучшие работы художника, её отличают мастерство раскрытия характеров, законченность письма, тщательность исполнения целого и каждой детали, выразительная простота и правда жизни.

 

История создания картины «Зимний взят» напоминает историю полотна «Ходоки у В. И. Ленина». Когда художник решил написать новую картину о взятии Зимнего, он пошёл во дворец, где ныне размещены коллекции Эрмитажа. Это был выходной день в музее, величавые дворцовые залы были непривычно безлюдны. Художник прошёл многие помещения и, наконец, остановился у знаменитой Иорданской лестницы. Оглядевшись, он подумал: «А ведь как много видела эта лестница за время своего существования!» Вид пустынной парадной лестницы, впечатляющая гулкость шагов вызвали историческую ассоциацию, помогли мысленно воссоздать облик дворца в дни Октябрьских событий. Много смутных, неясных, не сформировавшихся ещё образов рождалось перед мысленным взором художника и до этого момента. Но окончательному творческому решению, кристаллизации образа способствовала возникшая под влиянием окружавшей обстановки мысль. Вид роскошной безлюдной лестницы помог рождению сюжета картины. Так, на хорошо подготовленной почве у художника возникли образные ассоциации. Карандашные наброски зафиксировали возникший замысел.

 

Однако художник не связывал себя окончательно найденным решением, не вкладывал дальнейшие поиски в прокрустово ложе первоначального замысла. Художника волновало не только общее решение, а и фрагменты будущего произведения. На листе бумаги он сделал наброски важных, определяющих частей картины, её персонажей, их глаз, рук, головы и т. д.

Таким образом, поиски композиции картины шли одновременно по двум направлениям: от общего к частному и от частного, от выразительного фрагмента, — к общему.

Такой путь поисков композиции обогащает решение. Детали подчиняются общему решению, а общее пополняется, становится более весомым и содержательным от выразительных подробностей. В результате обычно рождается живописный эскиз, который и составляет основу произведения.

В работе над картиной художник опирается на богатый этюдный материал, вписывая в полотно фрагменты с этюдов. Но вместе с тем он вписывает в картину людей и отдельные предметы непосредственно с натуры. В ряде случаев его творческое воображение и умение позволяют ему писать и «от себя».

 

«От себя» В. А. Серов пишет много. Этим способом он создаёт иногда даже целые картины и все иллюстрации. Но что значит пишет или рисует «от себя»? Это совсем не беспочвенное выдумывание. Творчество «от себя» основывается на огромнейшей предшествующей работе с натуры, на её детальнейшем, глубоком, доскональном изучении. Художник пишет и рисует множество этюдов. Его альбомы полны набросками, зарисовками, где запечатлены люди; предметы, уголки природы, интерьеры, складки драпировок, отдельные детали, характерные повороты фигуры и головы.

И вот познав, изучив, художественно освоив весь этот гигантский натурный материал, художник мысленно обобщает его, работает «от себя», опираясь на знания, опыт, огромный труд.

Такой способ работы даёт прекрасные результаты, художник никогда не теряет живого чувства натуры, живой связи с реальностью, достигая вместе с тем большой степени обобщения. В этом случае художник с полным основанием может сказать, что он создаёт тот или иной образ несколько дней и всю жизнь.

 

Таким образом, картины В. А. Серова являются органическим синтезом трёх способов изображения действительности (работа по этюдам, вписывание в картину предметов непосредственно с натуры, работа «от себя», по воображению), которые взаимно дополняют и обогащают друг друга, сочетают силу творческой фантазии с большой полнокровностью, материальностью и достоверностью образов.

 

Вернёмся, однако, к истории создания картины «Зимний взят». Возвратившись домой, и набросав эскиз будущего произведения, художник нашёл как будто общее композиционное решение, нашёл и две фигуры переднего плана, которые без больших изменений потом окончательно вошли в картину. Но всё же рождалась она мучительно и трудно.

Обдумывая первоначальный эскиз, художник был полон сомнений: дойдёт ли такое решение до зрителя. Он заполнил пространство большим числом фигур. В разных местах пробовал изображать матроса, перевязывающего раненую руку, написал арестованных юнкеров, спускающихся с лестницы. Но и этим решением остался недоволен.

Слишком дробной, размельчённой стала картина, менее ясно выявлялась главная идея произведения. Пропадало впечатление тишины, гулкости помещения, которые так хорошо подчёркивали состояние передышки между боями. Затерялся образный стержень картины. Пришлось отказаться от юнкеров, от раненого матроса. И всё же осталась неудовлетворённость композиционным решением.

Снова он пытался написать несколько фигур и снова их снимал. Остались только фигуры переднего плана и матрос в глубине картины. В общем окончательное решние оказалось близким самому первоначальному эскизу. Для В. А. Серова первоначальный зрительный образ всегда необычайно важен.

 

К серии произведений, также посвященных Октябрьскому перевороту, относится и картина «Ждут сигнала! Перед штурмом».

На полотне изображена набережная Невы в историческую ночь с 7 на 8 ноября 1917 года. Группа вооружённых красногвардейцев зорко всматривается в ночную даль, в силуэт Зимнего дворца, ожидая сигнала к атаке. На переднем плане пулемёт. Люди вооружены и готовы к сражению.

Они не ощущают ни холодного осеннего ветра, ни сырости, пронизывающей до костей. Во главе красногвардейского отряда — типичный питерский рабочий средних лет. За плечом у него винтовка, у пояса граната. Пулемётная лента опоясывает грудь. Он суров, сдержан, спокоен, но полон внутреннего огня, непреклонной воли к победе. Плотно сжаты губы. Глаза устремлены вдаль. Рука, держащая ремень винтовки, подчёркивает волю, собранность, твёрдость большевика. Вдохновенное лицо его горит решимостью.

Рядом стоит молодая женщина-работница. Сурово сдвинуты её брови, заострены черты лица. Возбуждённый взор полон ожидания и отваги. Этот женский образ замечателен своей выразительностью, глубиной раскрытия душевного состояния человека в минуты, предшествующие смертельной опасности, навстречу которой он идёт во имя благородных идей. Скупые отблески света падают на её красноватое пальто и жёлтый платок, заставляя их трепетно мерцать в свинцовой ночной мгле, подчёркивая душевное напряжение и взволнованность работницы.

 

В левой части картины — солдат с перевязанной головой, воспалёнными, покрасневшими глазами, которые упорно всматриваются в тьму. Его измождённое, бледное, но полное решимости лицо говорит о перенесённых страданиях, о трудностях фронтовой жизни. Он так же, как и расположенные рядом персонажи, сосредоточен, молчалив, поглощён ожиданием сигнала к штурму. За спинами этих троих сгрудились рабочие, матросы, солдаты с выразительными лицами и фигурами.

 

В.А. Серов «Ждут сигнала! Перед штурмом» 1957 г.
В.А. Серов «Ждут сигнала! Перед штурмом» 1957 г.

 

В картине нет внешнего действия, какого-либо развёрнутого повествования. Но она необычайно сильна раскрытием внутреннего мира, характеров, психологии людей, глубиной их классовой характеристики, мастерством передачи душевного напряжения, значительности момента. Может быть, ещё никогда, ни в одной картине, В. А. Серов не достигал такой остроты и глубины психологической характеристики людей при минимальном развитии сюжета, как в этом замечательном полотне.

 

Суровый, тревожный, напряжённый момент передаётся в картине с помощью свинцово-серого сурового колорита, где тёмные, холодные тона подчёркивают величие и торжественность исторической ночи. Атмосферу тревоги и взволнованной напряжённости усиливает луч прожектора, пронизывающий ночную тьму.

 

Картина «Ждут сигнала! Перед штурмом» получила высокую оценку советской общественности. О ней много говорили и писали, отмечая дальнейший рост художника на пути психологического углубления образов.

 

Картина «Декрет о земле» продолжает и развивает стремление В. А. Серова к углублению образов простых людей революции, к более яркой и всесторонней их характеристике, к передаче больших событий общественной жизни через простые бытовые эпизоды. Она закрепляет тенденцию к созданию небольших, но ярких, глубоких, законченных произведений.

На полотне изображена группа крестьян, собравшихся у завалинки, чтобы послушать бывалого человека, городского рабочего, узнать от него последние газетные новости. И вот с огромным интересом слушают они ленинский «Декрет о земле». Украденная у них земля передаётся им, исконным хлеборобам, сбывается заветная мечта крестьянина о жизни без помещика, о свободном труде, о просторных лугах и пашнях, где они будут хозяевами.

 

В.А. Серов «Декрет о земле»
В.А. Серов «Декрет о земле»

 

Каждый участник этой сцены — яркий человеческий тип.  

Особенно хорош старик, сидящий на завалинке и держащийся рукой за бороду.

Этот жест — выражение радости, удивления и вместе с тем осторожного раздумья, некоторого сомнения. Лапти и онучи на ногах, мятый, выгоревший картузишко на голове, рваный армяк на худых плечах говорят о трудной жизни, бедном, безрадостном существовании человека. Он впился глазами в читающего, хочет скорее всё узнать и понять, радостная улыбка озаряет его лицо.

Рядом с ним сидит раненный на фронте и только что вернувшийся из госпиталя бородатый земляк. Прислонённый к стене костыль говорит о том, что он искалечен на войне, лишён трудоспособности. Механически, не осознавая своих движений, он пересыпает из одной руки в другую горсть земли, той самой земли, о которой поколения деревенских тружеников до сих пор только тщетно мечтали. В этом жесте крестьянина заключено столько любви, столько чувства к кормилице-земле, столько затаённой надежды, что сам жест превращается в своеобразный символ вековых чаяний российского землепашца о свободе, земле, радостной, счастливой жизни.

 

Не менее характерен тип молодого крестьянина, держащего в пальцах самокрутку. Он удивлён, поражён новостями, не может понять и осмыслить прочитанное. Всклокоченная голова, напряжённое лицо, пристальный, вперившийся взгляд говорят о предельном внутреннем потрясении.

Ярок и образ рабочего, приехавшего в село, чтобы порадовать земляков. Это спокойный, рассудительный человек, хорошо разбирающийся в обстановке, уверенный, убеждённый, целиком стоящий за новые порядки.

Образ слушающего мальчика, его мягкий силуэт на фоне неба, пейзаж с берёзами — всё это вносит в композицию тёплую лирическую струю.

 

Каждый изображённый в картине персонаж — это целая человеческая судьба. Все погружены в раздумье над декретом Советской власти, над будущим Родины и крестьянства. Каждая деталь картины написана художником убедительно, с любовью и знанием. Особенно вдумчиво проработаны лица людей, выражены светящаяся в них мысль и радостная надежда.

 

Несмотря на свою полихромность, цветовое богатство, картина отличается сдержанностью и единством колористического построения. Решённые в холодных тонах небо и правая часть картины мягко сочетаются с более тёплыми и насыщенными тонами в других частях картины.

Простота сюжета, правдивость типов, глубина их характеристик, убедительность живописно-пластического решения, ясность формы и художественного языка делают картину «Декрет о земле» одним из наиболее ярких произведений о днях Октябрьской революции.

 

Не менее значительна и картина «Декрет о мире». Она посвящена другому важнейшему декрету молодой Советской власти, которая всем воюющим странам предлагала прекратить войну и начать переговоры о справедливом, демократическом мире. Этот декрет отвечал жизненным интересам всех народов и прежде всего народов нашей Родины. Он был воспринят трудящимися, миллионами солдат с огромным энтузиазмом.

 

В.А. Серов «Декрет о мире» 1957 г.
В.А. Серов «Декрет о мире» 1957 г.

 

Картина изображает русские окопы в период первой мировой войны. Тяжелой жизнью, полной лишений и опасностей, живут солдаты. Здоровые, раненые, больные прозябают тут вперемежку. Голод, холод, грязь отравляют существование. Спят прямо на сырой, осенней земле, не раздеваясь. Все живут воспоминаниями о прошлом или мечтами о будущем, мечтами об окончании ненавистной войны.

И вдруг среди этих измученных, исстрадавшихся, теряющих надежду людей появляется посланец, который принёс радостную весть, самую желанную из всех,— весть о новом декрете Советской власти, «Декрете о мире». Все устремляют взоры, бегут навстречу посланцу, кричащему «Мир!». Но не все радуются. Один из солдат, не дождавшись радостных вестей, умер тут же в окопе. И напрасно старается его растормошить и приободрить товарищ. Он уже ничего не слышит и ничего не желает.

 

С большой любовью и взыскательностью рисует художник типы солдат, их лица, движения, проникновенно передавая их душевное состояние.

Живопись картины тональна. Общий колорит хорошо передаёт состояние серого, хмурого, неспокойного дня. Как и в других картинах, автор избегает каких-либо цветовых «вспышек» и помпезных колористических эффектов. Сумрачный свет удивительно естественно выявляет фигуры солдат, сидящих в траншее. Холодное свинцовое небо с нависшими тучами контрастирует с горячими тонами рыжеватой глинистой земли. И этот цветовой контраст как бы оттеняет психическое состояние людей, мгновенно переходящих от безнадёжной тоски к радостному порыву. Многослойные прописки образуют красивую поверхность картины.

 

Удачно и оригинально решил художник композиционный центр полотна: главная фигура солдата с поднятой рукой, очень удалённая от переднего плана, помещена на фоне самого яркого в картине пятна — просвета неба среди туч — и этим акцентирована.

Композиционный центр картины подчёркнут и ритмом нарастающего в его сторону движения фигур: солдат на переднем плане спит, далее изображён поднимающийся воин, за ним — фигура уже вскочившего и, наконец, фигура бегущего. Все они как бы символизируют постепенное пробуждение сознания солдатской массы.

Картина удивительно проста, безыскусственна, но впечатляюще раскрывает первый, величавый и благородный законодательный акт Советской власти через будничный бытовой эпизод. Она как бы синтезирует в себе одновременно бытовой и историко-революционный жанры живописи.

 

Говоря об этом и других наиболее значительных произведениях В. А. Серова, хочется лишний раз отметить превосходный рисунок, который их отличает.

Одна из сильнейших сторон Серова-художника — это рисунок. Владимир Александрович — великолепный рисовальщик, что проявляется как в огромных, сложных, многофигурных композициях, сложных композиционных портретах, исполненных маслом, карандашом, соусом, гуашью, темперой, углём, мелом, пастелью, так и в альбомных зарисовках, беглых набросках, эскизах, этюдах и проч.

 

В.А. Серов «Портрет штамповщика кузнечного цеха автозавода им. И.А. Лихачёва А.Т. Максимова» Бумага, уголь. 1959 г.
В.А. Серов «Портрет штамповщика кузнечного цеха автозавода им. И.А. Лихачёва А.Т. Максимова» Бумага, уголь. 1959 г.

 

В лучших рисунках и живописных работах художника выявлены красота жизни, красота её форм. Эта красота не выдумывается, не рафинируется, не деформируется. Художник находит её в природе, в натуре в соответствии со своими идейными задачами путём тщательного отбора. Речь идёт не о внешней, искусственной красивости, а о естественной красоте формы.

С этой целью художник тщательно изучает жизнь, делает десятки и сотни набросков, рисунков, этюдов, чтобы найти наиболее типичный, наиболее эстетичный силуэт, найти лучшие, с точки зрения красоты, формы, пропорции, повороты, жесты, линии складок, ракурсы, колористические ритмы и сочетания, фактуру и т.д. и т.д.

Художник активно отбирает прекрасное, основное и опускает второстепенное, несущественное, отказывается от каких-то деталей и черт, мешающих выявлению пластической красоты жизни.

При этом поиски красоты формы органически связаны у В. А. Серова с поисками и выявлением нравственной, духовной, внутренней красоты человека. Как характерен в этом отношении Ленин, слушающий ходоков и входящий во все заботы и нужды многомиллионного крестьянства, как интересен нравственно-духовный мир мужика, слушающего «Декрет о земле» и любовно пересыпающего в руках горсть земли, как благороден внутренний порыв работницы в ожидании штурма Зимнего! Художник в каждом образе, в каждом типе раскрывает внутреннее обаяние человека, его идейную, духовную красоту.

 

Это не имеет ничего общего с внешней красивостью человека, предмета, пейзажа. Человечность, гуманизм, одухотворённость — вот качества реалистического искусства, ставящие его высоко над холодной объективностью натурализма, над разнообразным формотрюкачеством модернистов. Художник-реалист способен разглядеть под внешней, зачастую неказистой оболочкой внутреннюю красоту. Поэтому так привлекательны бывают некрасивые женщины Рембрандта, его старики и старухи с заскорузлыми пальцами рук, с морщинистыми лицами, карлики Веласкеса, простые крестьянские лица репинских персонажей и многие другие образы, созданные великими реалистами.

 

Если говорить о традициях, то именно такую традицию развивает и В. А, Серов. Этот подход является одним из главных в его эстетических взглядах.

Для В. А. Серова как художника-реалиста колорит, рисунок, композиция — это средства выражения идеи. «Идея — душа живописи», — мог бы он воскликнуть вместе с Репиным.

 

Среди произведений художника, исполненных в последние годы, обращает на себя внимание полотно «Вести из деревни». Это произведение, продолжающее серию картин В. А. Серова об Октябрьской революции, рисует один из коридоров Смольного в Октябрьские дни 1917 года.

 

В.А. Серов «Вести из деревни» 1959 г.
В.А. Серов «Вести из деревни» 1959 г.

 

На переднем плане изображён В. И. Ленин, только что вышедший из рабочего кабинета и беседующий с двумя солдатами. Один из собеседников ранен в руку — она висит на перевязи. Здоровый солдат держит письмо, полученное из деревни, раненый, водя по строчкам пальцами, вслух читает наиболее интересные места. Ленин заинтересовался вестями из деревни, внимательно слушает, боясь пропустить хоть одну мысль или слово. Вся его поза говорит об огромном и искреннем внимании. Солдаты чувствуют себя непринуждённо, просто с Лениным. Их беседа идёт дружески, тепло, душевно. Неприхотливый натюрморт в виде медного чайника, алюминиевой кружки и воблы, разложенных на покрытом газетой ящике, подчеркивает, во-первых, суровость и трудность переживаемого момента, а во-вторых, непринужденность, простоту общения солдат с Ильичём.

 

Окружающая обстановка является содержательным фоном для группы беседующих людей. В глубине коридора движется отряд красногвардейцев. Чёток и размерен их шаг, строен ритм штыков, подчёркивающих строгий революционный порядок и дисциплину. Свободные от службы красногвардейцы и солдаты мирно сидят, отдыхают, разговаривают, курят. Их фигуры, позы и жесты полны спокойствия, рисуя атмосферу уверенности в победе дела революции.

С большим мастерством, тщательностью и любовью художник изобразил Ленина и двух его собеседников, создав яркие, собирательные образы. Убедительно трактован в картине интерьер со сложной борьбой потоков естественного и электрического света. Красиво, с жизненной достоверностью изображён художником предметный мир со всеми особенностями его материальной природы.

 

Как и все лучшие работы Владимира Александровича, картина при цветовом богатстве и многообразии тонально собрана, гармонична и своим простым, скромным, лишённым внешних цветовых эффектов колоритом удивительно верно передаёт суровую обстановку Смольного в дни великих революционных преобразований.

 

Картина «С Лениным» носит не конкретно-исторический, камерно-бытовой, а монументально-эпический характер. Она изображает вождя, идущего после митинга по заводскому двору в окружении рабочих. Могучим, бурным потоком движется рабочая масса. И это движение, эта народная сила как бы символизируют титанический революционный порыв целого класса России, увлечённого великими ленинскими идеями.

 

Однако, как и в других произведениях художника, толпа совсем не безлика, а индивидуализирована. В картине изображена целая галерея образов рабочих.

Типичен образ пролетария с высоко поднятой головой. В его облике светится ум, отражаются сила и волевая собранность класса. Он весь — внимание, весь насторожен, следит за каждым словом и движением Ильича.

Рабочий в красной рубахе и с папиросой во рту, обросший бородой, явно недавно пришёл на завод из деревни и её интересы представляет в этой толпе. Много горестного и тяжёлого пережил, видимо, этот человек. Печать трудового пути лежит на его угрюмом лице. Он также захвачен общим порывом революционной толпы, жадно всматривается в Ленина и ждёт его слов.

Молодой высокий рабочий в правой части картины с любовью и верой смотрит на вождя, оберегая и охраняя его.

 

В.А. Серов «С Лениным» Холст, масло. 1961 год. Государственная Третьяковская галерея.
В.А. Серов «С Лениным» Холст, масло. 1961 год. Государственная Третьяковская галерея.

 

Здесь каждый образ — повесть о жизни человека, о его преданности революции, готовности к самопожертвованию и героизму. Все спешат, боясь отстать от Ильича, пропустить его замечания. Этой внешней динамике созвучно огромное внутреннее напряжение людей.

Образ Ленина в этой картине согрет, как и в предыдущих произведениях, горячим и глубоким чувством человечности, простоты, обаяния. Но вместе с тем есть в нём что-то новое, черты стремительности, страстной энергии, взволнованной приподнятости.

 

Вообще вся картина динамична, повышенно экспрессивна, темпераментна. Такому её характеру отвечает и колористическое построение, и фактура красочного слоя. Колорит картины глубокий, насыщенный. Отдельные яркие цвета (одежда, платки) сильно сгущены и подчинены общему стройному звучанию. Холодно-зелёные, красные, тёмные тёплые краски чередуются в строгом ритме, создавая общую цельную гармонию.

 

Художник подчеркивает силу уверенно, упрямо движущегося людского потока рядом удачно примененных композиционных приёмов. Он повышает линию горизонта картины, благодаря чему передаётся впечатление необъятной массы людей. На переднем плане открывает полосу земли, покрытой булыжником, что усиливает впечатление динамики толпы, безостановочно движущейся, шагающей, напирающей сзади.

 

Фактура картины крайне разнообразна. Местами красочный слой тонок, местами плотен благодаря многослойным пропискам. Общий характер письма энергичен. Манера — широкая, свободная. В нижней части полотна, где написаны камни мостовой, заметны мощные удары большой кисти и густые мазки краски.

Эта нервная, беспокойная, разнообразная фактура совсем иная, чем в полотне «Ходоки у В. И. Ленина» с её ровной и плотной поверхностью, ибо весь динамичный темпераментный образный строй произведения обусловливал иной подход, иную манеру письма.

Для В. А. Серова как подлинного реалиста технические приёмы не определяют характера произведения, а служат выражению общего содержания, задаче наиболее правдивого и глубокого раскрытия образов.

 

Центр картины выделен не только композиционно, но и с помощью света, который падает на голову В. И. Ленина и фигуру рабочего с книгой в руках. Вместе с тем этот центр совсем не подавляет толпы. Народная масса написана художником с силой и тщательностью, производит впечатление живого людского потока.

 

В 1962 году художник создал вариант картины «В. И. Ленин провозглашает Советскую власть» (первая картина — 1947 г.). Он значительно превзошёл в идейно-художественном отношении первоначальный вариант.

Сохранив общую композицию полотна, в центре которого возвышается фигура В. И. Ленина, художник уделил гораздо больше внимания работе над образами делегатов съезда. Эти народные образы стали более глубокими, типичными, наделены индивидуальными характерами и переживаниями. Каждый образ здесь правдив и жизнен. Картина, как и в раннем варианте, передает общий могучий восторженный порыв людей, воодушевлённых провозглашением Советской власти. Но общий порыв слагается из массы тонко и убедительно индивидуализированных устремлений.

 

В.А. Серов «В. И. Ленин провозглашает Советскую власть» Слева – вариант 1947 г., справа – 1962 г. После развенчания культа личности фигуры Сталина, Дзержинского и Свердлова были заменены фигурами рабочих.
В.А. Серов «В. И. Ленин провозглашает Советскую власть» Слева – вариант 1947 г., справа – 1962 г. После развенчания культа личности фигуры Сталина, Дзержинского и Свердлова были заменены фигурами рабочих.

 

Если ранний вариант картины был исполнен в тёплой колористической гамме, то новая картина написана с преобладанием сгармонированных холодных тонов. И это изменение общего колористического строя картины не только не уменьшило её эмоционального воздействия, но оттенило ещё больше величие исторического момента. Новая картина звучит как торжественный гимн новой власти, рождению нового, самого совершенного общественного строя.

В этом произведении как бы синтезируются некоторые лучшие начала двух основных тенденций творчества Владимира Александровича. Стремление к показу огромных народных масс в период исторических кульминаций здесь сочетается с любовным, тщательным, глубоко психологическим раскрытием каждого персонажа, каждого представителя рабочих, крестьян, интеллигенции в их сугубо индивидуальных проявлениях.

Это не значит, что новая картина лучше всех предшествующих. Но она знаменательна по тенденции сочетания достижений предшествующих этапов творческого развития. Такой синтез открывает большие перспективы для новых творческих успехов, обусловленных предыдущим развитием художника.

 

А. ЛЕБЕДЕВ

Журнал «Художник» № 11, 1964 г.

 

Фото: petroart.ru и liveinternet.ru Источник: фотографий: https://kulturologia.ru/blogs/210716/30539/

 

На аватаре: художник Владимир Александрович Серов