Итоги конкурсов
Статьи
«Марсельеза» Рюда увеличить изображение
«Марсельеза» Рюда

 

«Мир хижинам — война дворцам» — этот лозунг Великой французской революции (1789—1793) вёл восставший парод в бой против объединённых армий европейских монархов.

В первое время плохо вооруженные и экипированные революционные войска отступали под натиском интервентов. Но горечь неудач ещё более разожгла энтузиазм народа. В атмосфере подъёма в ночь с 25 па 26 апреля 1792 года в Страсбурге, на западной границе Франции, молодой офицер Руже де Лиль написал слова и музыку «Боевой песни Рейнской армии». «К оружию, граждане! К оружию, день славы наступил!» — таким страстным призывом начиналась песня, полная высокого гражданского чувства и свободолюбивого порыва. Она сразу же обрела огромную популярность.

Летом 1792 года прибывший в столицу батальон марсельских волонтёров познакомил с песней парижан. С тех пор её стали называть «Марсельезой». Она звучала над отрядами восставшего народа, штурмовавшего королевский дворец Тюильри. Эту песню распевали па улицах санкюлоты в годы Республики. Позже с нею шли в сражение батальоны революционного генерала Бонапарта, а затем, уже по традиции, солдаты императора Наполеона.

 

После падения Наполеона и восстановления во Франции реакционной власти Бурбонов песня ушла в подполье. Она вновь вышла на улицу в славные июльские дни революции 1830 года. Сменившее в результате восстания прогнившую династию Бурбонов правительство «либерального» короля Луи-Филиппа, заигрывая с прогрессивными силами, стремилось создать и укрепить миф о своей приверженности идеям Великой революции, именно с этой целью наряду с разного рода широковещательными заявлениями и жестами был сделан почётный правительственный заказ известному скульптору Франсуа Рюду (1782—1855) на создание четырёх огромных рельефов. Они должны были украсить пилоны Триумфальной арки, воздвигнутой в 1806—1811 годах в честь побед французского оружия, одержанных под командованием Наполеона Бонапарта.

Талантливый зодчий Жан Франсуа Шальгрен (1739—1811) создал простой и величественный архитектурный монумент. Ощущение грандиозности усиливалось и тем, что огромная арка была построена на небольшой возвышенности в центре площади, откуда брала начало улица Елисейские поля. После смерти Шальгрена завершавшие работу его ученики несколько изменили первоначальный замысел учителя в духе зарождавшегося стиля ампир, придав сооружению черты некоторой помпезности.

 

Позже, в середине XIX века, после генеральной перепланировки и реконструкции Парижа, Триумфальная арка стала своеобразной архитектурной доминантой обширного района.

От площади, в центре которой она возвышалась, как лучи, отходили прямые новые улицы. Отсюда её название — площадь Звезды (ныне — площадь Шарля де Голля).

 

Получив заказ, Рюд с энтузиазмом взялся за дело. Но, создавая эскизы рельефов, скульптор всё больше и больше увлекался темой одного из них — «Выступлением добровольцев в защиту Республики в 1792 году» и в конце концов сосредоточил на нём все творческие усилия.

Работа над рельефом длилась три года. 29 июля 1836 года при огромном стечении народа, при громе салюта и торжественных звуках возрождённой «Марсельезы» на пилоне арки был открыт тринадцатиметровый рельеф.

 

В соответствии с заданием Рюд изобразил сцену выступления в поход волонтёров 1792 года — добровольцев революции. Следуя классической традиции, он придал облику своих героев вид античных воинов, сообщив лицам некоторых из них черты древних галлов.

Вся композиция огромного рельефа пронизана мощным неудержимым движением.

Оно начинается справа неторопливой поступью старого воина, продолжается, нарастая, в порывистой, пронизанной романтическим пафосом фигуре нагого юноши, движется как бы по спирали вверх, всё более усиливаясь в энергичном призывном жесте могучего воина в центре, и достигает эмоционального кресчендо в стремительно летящей над головами волонтёров крылатой фигуре Свободы.

Устремив на врага разящий меч, обернув назад прекрасное, полное пламенного гнева лицо, она яростным криком призывает народ к оружию. Внизу слева ей вторит обернувшийся на её призыв трубач. Его фигура как бы замыкает пластическую композицию, придавая ей своеобразное динамическое равновесие, устойчивость.

 

Ф. Рюд. Марсельеза. Рельеф Триумфальной арки на площади Шарля де Голля. Мрамор. 1836 г. (Фото журнала «Художник» № 7, 1989 г.)
Ф. Рюд. Марсельеза. Рельеф Триумфальной арки на площади Шарля де Голля. Мрамор. 1836 г. (Фото журнала «Художник» № 7, 1989 г.)

 

Эмоциональный строй рельефа полон высокой романтической патетики, он сродни образам Делакруа (вспомним его знаменитую «Свободу на баррикадах»). Прекрасная женщина во фригийском колпаке, призывающая народ на защиту революционного Отечества, воплотила в себе героические начала французского романтизма, вошла в сознание свободолюбивых французов, соединилась в их восприятии с революционным пафосом «Марсельезы». Вот почему произведение Рюда позже и получило название «Марсельеза».

 

Более чем через столетие образ, созданный французом, получил новое художественное воплощение в величественной фигуре Матери-Родины на Мамаевом кургане в Волгограде советского скульптора Е. Вучетича.

 

В преддверии 200-летия Великой французской революции рельеф был отреставрирован и в начале 1989 года вновь торжественно открыт для всеобщего обозрения.

 

А. НИКОЛАЕВ

Журнал «Художник» № 7, 1989 г.

 

На аватаре: Ф. Рюд. Марсельеза. Рельеф Триумфальной арки на площади Шарля де Голля. Фрагмент. (Фото журнала «Художник» № 7, 1989 г.)