Итоги конкурсов
Статьи
Человек оживляет камень (Искусство камнерезов Тувы) увеличить изображение
Человек оживляет камень (Искусство камнерезов Тувы)

 

 

«Человек оживляет камень.

И навек оживает камень» — так сказал наш поэт Ю. Кюнзегеш.

 

Современное искусство резьбы по камню мастеров Тувинской АССР широко известно в нашей стране и за рубежом. Широко известны и имена его прославленных художников. На многих выставках творения авторов горного края привлекают внимание самобытной трактовкой образов, своеобразием форм и динамикой ритмов, тонкой моделировкой узоров, изяществом линий, переливами камня.

 

Скульптура малых форм Тувы восходит к древнему прекрасному народному искусству. Его традиции, его темы имеют многовековую историю.

Так, сопоставляя изображения животных, созданные мастерами XIX века дореволюционной Тувы и современными художниками, с характером орнаментации и моделировки, присущих анималистическим образам скифского времени, археологи и этнографы находят явные отголоски скифо-сибирского искусства.

В пластике малых форм наших дней тот же закон сложной гармонии, контрапункта, очевидного нарушения пропорций с целью усилить выразительность и декоративное звучание целого. И хотя в живом пластическом народном искусстве труднее, чем в орнаментике, поддаются выявлению определённые древние историко-генетические слои, можно сделать вывод, что некоторые особенности изображений в тувинской скульптуре малых форм берут начало в эпохе «звериного стиля» ранних кочевников.

 

 

Ареал, где хранились древние традиции искусства кочевников, был достаточно широк в Центральной Азии, в относительно изолированных горных районах — особенно.

Основной объект изобразительного искусства древних мастеров — мир животных, реальных зверей и птиц, диких, а также домашних и фантастических — арзыланов, драконов, пантер или львов, в основном заимствованных из буддийской мифологии.

 

Каково же было предназначение этого волшебного мира образов?

Какую цель преследовали древние мастера кочевого народа, воссоздавая образы животных?

 Скульптурные изображения и антропоморфные фигуры носили культовый характер, были символами поклонения духам гор, природных стихий, сопровождали обряды.

Фигуры горных козлов, баранов, туров изготовлялись из дерева для святилищ — «ова», посвящённых духам гор. Делали их по указаниям лам и шаманов, но вырезали фигурки сами араты, помня и чтя основу — народную великую традицию. Считалось, что обряд посвящения и установки скульптуры в «ова» не только служит данью и жертвой грозным духам, но и способствует размножению животных, чьи изображения находились в святилищах.

 

 

Существенной причиной развития тувинской мелкой пластики, несомненно, стали давняя любовь народа к шахматной игре, повышенный спрос на шахматы, изготовляющиеся особыми мастерами — резчиками и литейщиками.

Исследователи считают, что эта игра проникла к тувинцам из Тибета через монголов — по-тувински шахматы «шыдыраа», — а не через Китай. Потому что тувинские мастера резьбы не следуют китайским образцам, и в художественной трактовке фигур тувинских шахмат отчётливо ощутимы местные традиции народного пластического искусства.

Несомненным было воздействие восточноазиатских представлений, сказавшихся в тувинской мифологии, прежде всего в образах драконов, арзыланов, мифических львов, «сказочных грозных собак». Изображения их обычно имели не только и даже не столько декоративное, сколько магическое назначение. Считалось, подобные образы способны отпугивать злых духов.

Влиянием философских и художественных представлений Восточной Азии, очевидно, можно объяснить и небольшие размеры тувинской пластики, и устойчивую традицию — помещать фигуры на прямоугольные подставки.

 

 

Скульптурная резьба по дереву была распространена почти по всей Туве, но особенно — среди западных народностей.

Камнерезная пластика была развита главным образом у тувинцев Бай-Тайги, в тех кочевьях, где находились обильные и доступные залежи мягкого камня агальматолита — «чонар даш», расположенные на небольшой глубине от одного до полутора метров.

Добываемый камень имеет, как правило, светло-розовый или беловато-серый цвет. Тёмный агальматолит встречается редко. Хранящиеся в музеях Советского Союза резные скульптуры из камня, выполненные в начале XX века, до революции, в целом значительно отличаются от деревянных определённым схематизмом, статичностью, менее тщательной проработкой.

 

 

Завоевания современного искусства мелкой пластики связаны с творчеством выдающихся мастеров Советской Тувы.

Ещё в период Тувинской Народной Республики (1921—1944) некоторые мастера работали в промысловой кооперации, готовили на продажу чернильные приборы, игрушки, шахматы. Художественные поделки резчиков приобретал местный музей. Основное внимание мастера уделяли традиционным анималистическим сюжетам, лишь в отдельных работах начинали звучать темы из жизни народа.

 

 

Подлинное возрождение искусства началось лишь в Советской Туве. Большую роль сыграли выставки художественного творчества, которые, начиная с 1950 года, организовывались в Кызыле. Примечательно, что первыми членами отделения Союза художников Тувинской АССР стали семь ведущих резчиков по камню и дереву. Назовем их имена: Монгуш Черзи, Хертек Тойбу-хаа, Хертек Мижит-Доржу, Хертек Хуна, Норбу Салчак, Чанзан Салчак, Когел Саая, кандидатом в члены Союза был принят Байыр Байынды.

 

Наши резчики по камню и дереву развивают лучшие традиции тувинского народного искусства, сохраняя и в то же время расширяя, обогащая диапазон основных тем.

Появились и новые тенденции в мелкой пластике, активно проявляется творческая самостоятельность авторов, которые трактуют привычные формы и приёмы по-своему, стремясь найти своеобразные решения, обрести в системе традиции индивидуальный стиль. Мастера с большой свободой демонстрируют декоративные возможности резьбы, пластическая выразительность целого и детали подчёркиваются экспрессивно, усложняются.

 

 

Яркая особенность тувинской мелкой пластики — её монументальность, ощущение значимости, гармонии, непреложности линий, чекана форм небольших по высоте — не более 15 сантиметров — произведений в камне, изображающих либо животных, либо жанровую сцену. Эта монументальность есть и в композициях, и в статичных позах фигур животных, и в обобщённой моделировке форм, лишённых назойливой детализации и орнаментации.

 

Тувинские мастера отнюдь не стремятся натуралистически точно передавать пропорции и анатомию изображаемых фигур. Может быть, в этом сказывается отголосок древних традиций народного искусства кочевников. Подставка, на которой устанавливается скульптура, также способствует ощущению монументальности, она своего рода — пьедестал.

Эти небольшие работы способны выдержать любое увеличение, как всякое подлинное искусство. На основе некоторых произведений и были созданы поистине монументальные скульптуры. Такова композиция «Косуля с детёнышем» X. Тойбухаа, установленная на шоссе Абакан — Кызыл, у въезда в столицу республики.

 

«Косуля с детёнышем» X. Тойбухаа. Шоссе Абакан — Кызыл.
«Косуля с детёнышем» X. Тойбухаа. Шоссе Абакан — Кызыл.

 

Сегодня в Туве и далеко за её пределами широко известно творчество народных мастеров старшего поколения, таких как М. X. Черзи, X. К. Тойбухаа, X. К. Хуна, X. С. Мижит-Доржу, Б. С. Байынды. Расскажем о некоторых из них.

 

Путь талантливого резчика Монгуша Холасаловича Черзи характерен для многих тувинских мастеров. С детства он был окружен простыми, искусно сделанными предметами быта — в орнаменте седла, вышивке халата, в красках кувшина оставил след творческий гений народа, из века в век взыскующий красоты, гармонии, добра. И Монгуш любил рассматривать с малолетства резьбу и роспись деревянных сундуков. Под опекой дедушки, известного в их краях столяра, сам изготовлял и покрывал узором сундуки.

Затем он занялся резьбой по камню — уже в зрелом возрасте. Особенно плодотворным был период с начала 50-х годов. Победой окончилась война, наступил мир, и в Туве возрос интерес к работам народных мастеров. Произведения Монгуша Черзи тех лет сюжетно усложнены, подчас в них видно стремление к повествовательности.

С детства он резал по дереву, переход к камню — выбор зрелости. Он предпочитал в основном тёмные, даже чёрные цвета агальматолита. Его скульптуры воплощали живой интерес к человеку, к труду чабанов и охотников, к теме материнства. Неоднократно обращался он и к сказочно-мифологическим образам.

Лучшие работы его всегда отличали монументальность, лапидарность, точность певучей линии. Мастер устранял подробности, второстепенные детали, подчёркивал главное, создавал обобщённый образ. Его скульптуры приобретены многими музеями страны. Монгуш Черзи, несомненно, был одним из самых одарённых и разносторонних народных мастеров Тувы.

 

Монгуш Холасалович Черзи «Всадник» 1965 г.
Монгуш Холасалович Черзи «Всадник» 1965 г.

 

Большое влияние на изобразительное искусство республики оказала деятельность талантливого и целеустремленного художника Хертека Каштаевича Тойбухаа.

Он был родом из сумона Коп-Сёк Бай-Тайги, богатой залежами агальматолита и известной широко народными мастерами, вырезавшими из камня шахматные фигурки и игрушки.

В детские годы Хертек Тойбухаа подолгу наблюдал за работой старших, которые впоследствии обучили его традиционным приёмам резьбы по камню. Изготовление фигурок животных стало любимым делом Тойбухаа. В ранних его работах отражен опыт, воспринятый у старых мастеров.

В скульптурах своих стремится он запечатлеть этнографически убедительно черты быта далёких дней. Чтобы собрать материал для таких работ, Хертек Тойбухаа пристально изучает героический эпос, народные песни и сказки, памятники культуры прошлого.

 

Работа знаменитого тувинского резчика по камню Хертека Коштаевича Тойбухаа напоминает танцующего Шиву
Работа знаменитого тувинского резчика по камню Хертека Коштаевича Тойбухаа напоминает танцующего Шиву

 

Произведения 50-х годов свидетельствуют о реалистических чертах художественной манеры камнереза. Он разрабатывает сложные в композиционном отношении сюжеты. Стремясь расширить тематические возможности мелкой пластики, предпринимает новый шаг — воссоздает образы исторических деятелей прошлого тувинского парода.

В 60-е годы в многочисленных анималистических работах Тойбчхаа усилен элемент декоративности. Талант и мастерство художника, в равной мере свободно владеющего материалом — и камнем и деревом, удивительно острое ощущение пластической формы, присущее ему, делают каждую из его работ подлинным шедевром народного искусства.

Хертек Тойбухаа великолепно знал мир животных, понимал их повадки, структуру тела, особенную пластику движений и всегда стремился передать состояние, настроение животного. Излюбленным камнем его стал агальматолит тёплого, золотисто-красноватого тона. Несомненно, с выбором материала органично связан лирический строй мироощущения мастера.

Манере его резьбы свойственна тонкость моделировки, стройность композиции, графическая выразительность и строгая чистота линий.

 

Хертек Коштаевич Тойбухаа. Кошка.
Хертек Коштаевич Тойбухаа. Кошка.

 

К классическим произведениям тувинской народной резьбы по камню относится его знаменитое создание — «Косуля с детёнышем». Вырезанная из альматолита, она будто бы излучает тепло и нежность.

Бережно любя животных, художник изобразил трогательную сцену, одну из тех. которые наблюдал не однажды, — красавица косуля кормит своего крохотного детеныша. Насторожённо вытянув шею, подняв голову, она напряжённо поводит ушами, готовая в любое мгновенье скрыться. Певучесть форм соответствует мотиву, ставшему основой композиции.

 

Тойбухаа Хертек Коштаевич  «Косуля с детёнышем» 1963 г. Агальматолит. Высота. 15 см
Тойбухаа Хертек Коштаевич «Косуля с детёнышем» 1963 г. Агальматолит. Высота. 15 см

 

Хертек Тойбухаа — народный художник Тувинской АССР, заслуженный художник РСФСР, лауреат Государственной премии РСФСР им. И. Е. Репина — взрастил и воспитал плеяду талантливых мастеров, среди которых ныне известные Хертек Хуна, Саая Когел, Аракчаа Раиса, Дойбухаа Дондук и ряд одарённых молодых камнерезов.

 

Творчество одного из старейших коп-сёкских мастеров Хертека Мижит-Доржу отличается совершенством исполнения небольших скульптур из камня. Его композиции «Охотник», «Колхозник», «Конь», «Арзалан», миниатюрные фигурки шахмат высотой менее 1 см выполнены с тонким вкусом, в традиционной условной манере. В работах его живёт музыкальность, одухотворенность силуэта и форм.

 

Хертек Мижит-Доржу.  Шахматная фигура Король. Из Комплекта шахмат. Агальматолит. 5,5х2,7х3 см   Национальный музей имени Алдан-Маадыр Республики Тыва.
Хертек Мижит-Доржу. Шахматная фигура Король. Из Комплекта шахмат. Агальматолит. 5,5х2,7х3 см Национальный музей имени Алдан-Маадыр Республики Тыва.

 

Хертек Канданович Хуна, как и Тойбухаа, вырос в местности Коп-Сёк — родине большинства тувинских камнерезов. Он воспринял от отца определённые приёмы изображения и неустанно искал собственный путь и свой стиль. Вначале он предпочитал работать над шахматными фигурами, позднее остановил выбор на анималистических сюжетах. Хуна режет фигурки домашних животных — коней, верблюдов, овец, коз и диких зверей — лис, косуль. Работает и над мифологическими образами.

На традиционной основе он добивается оригинальной трактовки — смело акцентирует характерные черты и детали, подчёркивает отдельные элементы, стремится к цельности образа, к насыщенной декоративности. Он избегает многофигурных композиций, предпочитает изображать отдельных животных в сравнительно статичных, спокойных позах, придерживаясь устоявшихся канонов в этом отношении. Для этого мастера характерны условный опоэтизированный язык, обобщённость образов, ясный ритм скупых деталей.

 

Хертек Канданович Хуна  «Собака с зайцем»  Агальматолит. 12 х 9,8 х 5,2 см  Государственное музейное объединение «Художественная культура Русского Севера», Архангельск.
Хертек Канданович Хуна «Собака с зайцем» Агальматолит. 12 х 9,8 х 5,2 см Государственное музейное объединение «Художественная культура Русского Севера», Архангельск.

 

Талантливый камнерез Байыр Сарыгович Байынды — ученик Монгуша Черзи продолжал завоевания больших мастеров. В его произведениях есть обращение к сказочно-эпической народной основе, к анималистическим темам.

Если у Черзи камнерезные работы носят обобщённо-монументальный характер, то у Байынды монументальность обретает декоративно-орнаментальную направленность.

Байынды Байыр обучил камнерезному искусству двух сыновей и дочь, успешно работающих сегодня.

 

 

Байыр Сарыгович Байынды «Коза с козлятами» 1975 г. Агальматолит. 13,5х10,5х5 см  Национальный музей имени Алдан-Маадыр Республики Тыва.
Байыр Сарыгович Байынды «Коза с козлятами» 1975 г. Агальматолит. 13,5х10,5х5 см Национальный музей имени Алдан-Маадыр Республики Тыва.

 

Признанным мастером мелкой пластики стала Раиса Ажиевна Аракчаа — первая женщина Тувы, овладевшая искусством резьбы по камню. Её трактовке образов людей и животных свойственны особые черты — мягкость, лиризм интонации. Камень в её руках живёт.

 

Аракчаа Раиса Ажиевна (1925 – 1990)
Аракчаа Раиса Ажиевна (1925 – 1990)

 

Хотя это не очень легко и не просто — претворить инертную, тяжёлую массу камня в сказочный сияющий образ сарлыка или мудрого коня, или стремительного оленя, или охотника с лайкой.

Агальматолит обладает определённым качеством — он хрупок, он крошится от неточных движений и почти не допускает переделок. Здесь рука мастера должна быть тверда и точна.

 

Раиса Ажиевна Аракчаа «Молодая семья» 1978 г.  Агальматолит. 10 х 18 х 8 см  Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства, Москва.
Раиса Ажиевна Аракчаа «Молодая семья» 1978 г. Агальматолит. 10 х 18 х 8 см Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства, Москва.

 

Раиса Аракчаа стала профессиональным художником в 48 лет, хотя всегда, сколько помнит себя, в редкие минуты досуга вырезала из дерева точёные фигурки для трёх сыновей, для души, жаждущей отрады после долгих часов работы в молочном отделе магазина, где она носила ящики с продуктами и посудой.

Найти себя ей помогли время и замечательные мастера — прославленный Хертек Тойбухаа, который первым заметил её дарование, и живописец Сергей Ланзы, бывший в те годы председателем Союза художников. Чуткость и понимание коллектива мастеров вселяли веру в свои силы, давали крылья. Теперь Раиса Ажиевна Аракчаа сама пестует учеников, которые творчески развивают национальные традиции.

 

Раиса Ажиевна Аракчаа. Пешка чёрных в виде фигуры арзылана. Из комплекта шахмат. 1983 г. Агальматолит. 3,1 х 3,5 х 1,5 см  Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства, Москва.
Раиса Ажиевна Аракчаа. Пешка чёрных в виде фигуры арзылана. Из комплекта шахмат. 1983 г. Агальматолит. 3,1 х 3,5 х 1,5 см Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства, Москва.

 

Достижения тувинского камнерезного искусства, имеющего глубокие исторические корни, бесспорны и признаны. Произведения тувинских мастеров были экспонированы на крупнейших выставках в Советском Союзе, в социалистических странах, а также в Канаде, США, Японии, ФРГ, Швеции.

Сегодняшнее поколение народных мастеров достойно продолжает традиции предшественников, возрождает древние виды народного искусства — тиснение по коже, роспись «аптара» (сундуков), аппликацию по войлоку, ювелирные украшения.

Гордостью республики являются ныне и опытные наставники, в числе которых Раиса Аракчаа. Когел Саая, и молодые их последователи, достойные продолжатели, такие как Дойбухаа Дондук, Ооржак Сергей, Хертек Монгун-оол, Байынды Эрес-оол, Байынды Елизавета, Хунан Киров. Молодые мастера Салчак Владимир и Кочаа Сергей, тщательно изучая историю народного искусства Тувы, восстанавливают древнюю технологию производства и обработки ювелирных изделий и тиснения по коже. Они идут по правильному пути, сохраняя верность историко-этнографическим традициям.

 

Раиса Ажиевна Аракчаа. Ладья белых в виде «Узла бесконечного счастья». Из комплекта шахмат. Агальматолит. 4,5 х 3,3 х 1,8 см  Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства, Москва.
Раиса Ажиевна Аракчаа. Ладья белых в виде «Узла бесконечного счастья». Из комплекта шахмат. Агальматолит. 4,5 х 3,3 х 1,8 см Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства, Москва.

 

Произведения наших камнерезов самобытны и неповторимы. Неповторимы творческая личность и стиль каждого мастера. Неповторимы язык, орнаментика каждой скульптуры. Поэтому искусство мастеров столь признанно и любимо зрителем. Народные мастера Тувы выполняют заказы Министерств культуры, выставкомов, принимают участие в крупнейших выставках.

Большая работа ведётся в республике по дальнейшему развитию прикладного искусства. Народные камнерезы обучают детей и подростков в художественных школах, Кызылском училище искусств. Широко распространена система ученичества у народных мастеров, принятая в Тувинских художественно-производственных мастерских.

С уверенностью можно сказать, что прикладное искусство Тувинской АССР, достигнув высокого уровня, растёт, развивается, занимая достойное место в многонациональной советской культуре наших дней.

 

А. ХЕРТЕК

Журнал «Художник» № 9, 1985 г.