Статьи
Монументальность в гобелене увеличить изображение
Монументальность в гобелене

 

Галина Андреевна Орлова — представитель московской школы гобелена, один из тех художников, кто определяет сегодняшний его уровень. Творчество Орловой охватывает все направления современного ткачества. Среди её гобеленов есть декоративно-фактурные, объёмно-пространственные и, наконец, изобразительные. Именно с последними связаны самые важные достижения и находки художницы.

 

Орлова не сразу пришла в «большое» искусство. Начинала с создания образцов декоративных тканей для промышленного производства, отдельных штучных вещей, небольших панно, гобеленов, занавесов для домов культуры. Долго преподавала в Художественном училище имени М. И. Калинина, затем работала в НИИ художественной промышленности.

Гобелен стал главной сферой её творческих устремлений лишь в 1960-е годы — в период, когда начали активный поиск нового образно-пластического языка многие советские мастера этой области декоративно-прикладного искусства.

Пробуя свои сипы в разных направлениях этого поиска, смело экспериментируя с технологией ткачества, его выразительными средствами, Орлова вступила в следующее десятилетие художником, обладающим ярко индивидуальным творческим почерком.

Солнце и море.  Гобелен.   1974 год.
Солнце и море. Гобелен. 1974 год.

Возникшие в 1970-е годы — время создания многочисленных уникальных общественных интерьеров — новые тенденции в синтезе архитектуры и пластических искусств оказали на гобелен очень сильное влияние. На смену «декоративно-прикладному» гобелену пришёл гобелен монументальный. «Тканая живопись» стала вступать в более сложные и разнообразные, чем раньше, связи с архитектурой, что повлекло за собой появление пространственных тканых форм, широкое использование в гобелене формообразующих принципов живописи и даже скульптуры.

 

Лучшие работы Орловой 1970-х — начала 1980-х годов, и созданные для интерьеров, и не имеющие конкретного «адреса», свидетельствуют, что их автор творчески претворяет опыт монументального искусства. Гобелены художницы не вступают в конфликт с архитектурными формами, они строго подчинены общей концепции интерьера, выполняют в нём задачи, сходные с задачами монументально-декоративной живописи.

Пространство в произведениях Орловой — живое, трепетное, в меру плоскостное — даёт возможность «сохранить» поверхность стены. Композиции отличаются чётким построением и уравновешенностью, продуманным соотношением линейных ритмов, обобщённостью форм.

Фон играет второстепенную роль, главный акцент сделан на изобразительных мотивах.

Русский чай.   Гобелен.   1973 год.
Русский чай. Гобелен. 1973 год.

В совершенстве владея всеми приёмами ткачества, одинаково успешно работая и в традиционных, и в новых техниках (например, гобелены, где преобладает рельефная пластика с выпуклой фактурой), художница сохраняет приверженность к классической традиции сюжетной шпалеры.

 

Гобелены на тему драматической поэмы А. Н. Островского «Снегурочка» для театра в Кинешме (1980) по замыслу архитектора расположились на противоположных торцевых стенах огромного фойе. Архитектурная ситуация обусловила крупный масштаб и чёткое построение композиции, сочетающиеся с детальной проработкой отдельных композиционных элементов, предназначенных для рассмотрения вблизи.

Галина Орлова акцентирует внимание зрителей на красоте русского пейзажа, богатстве красок живой природы. «Картинные» изображения успешно сосуществуют в этих гобеленах с декоративной орнаментальностью. Мягкие цветовые переходы позволили художнице добиться пластического единства тканой поверхности, отличающейся разнообразием фактур, использованием контурных обводок шнурами. Холодные серебристо-синие тона гобелена «Зима» противопоставлены тёплому золотисто-красному колориту гобелена «Лето». Удачно дополняя друг друга, эти произведения являются образными и композиционными акцептами, организующими пространство интерьера.

 

Высокое профессиональное мастерство, умение свободно использовать многообразие художественных приемов и технических средств позволили Орловой найти оригинальные решения: и при создании интерьерных занавесов.

В этой области в последние годы также сложились новые принципы пространственных взаимосвязей. Вне задач конкретного интерьера занавес сегодня не создастся. Критерием его ценности в каждом случае является соответствие определенной архитектурной ситуации.

Решение пространства интерьера обусловливает формы монументально-декоративных произведении из текстиля: занавесы могут перемещаться со сцены в зал, они то статично закрепляются на жёстком каркасе, то становятся подвижными, динамичными — свободно собираются в складку или взлетают вверх отдельными полотнами.

 

Начав работать для театра ещё в 60-е годы, Галина Орлова не сразу пришла к свободе выражения, характерной для последних произведений. Большинство её театральных занавесов, выполненных на заказ, носит подчёркнуто классический характер.

Занавес для театра оперы и балета в Куйбышеве (1980), тоже заказной, продолжает эту традицию. По композиционному и ритмическому строю он ассоциируется с органом. Строгий ритм вертикальных членений сочетается со свободной стилизованной росписью и вышивкой шнуром, расположенными в нижней части композиции.

Занавес для театра оперы и балета в Куйбышеве (Самара)
Занавес для театра оперы и балета в Куйбышеве (Самара)

Среди сценических занавесов, выполненных Г.А. Орловой для музыкальных театров, много так называемых антрактных, предваряющих, как правило, самые разные спектакли. Они наиболее «театральны» не только по своим функциям, но и изобразительному языку и мотивам. Их образный строй монументален, для них характерны равновесие и симметрия композиционных «узлов» и цветовых пятен, органическая связь с архитектурой зала.

 

Занавесам Орловой самых последних лет присущи повышенная эмоциональность цвета и общего настроения. Редкостную раскованность во владении выразительными средствами своего искусства продемонстрировала художница в композиции для Оренбургского театра кукол (1981).

Занавесы Орловой украшают сцены многих театров Российской Федерации. Импровизируя цветом, проявляя богатейшую фантазию в сочетании разнофактурных тканей, художница создаёт настоящие текстильные сюиты, вносит в интерьеры залов ощущение полноты восприятия мира.

 

Успешно работает Галина Орлова и над созданием выставочных гобеленов. Эти произведения отличают красочная гамма, богатая оттенками, особая разработка тканой поверхности, всегда основанная на применении новых, технически более совершенных приёмов.

Оптимистическое, мажорное звучание гобеленов во многом обусловлено обращением художницы к традициям народного искусства, древнерусской иконы и лицевого шитья.

В Москве праздник.    Гобелен.   1977 год.
В Москве праздник. Гобелен. 1977 год.

Так, в панно-гобелене «Русский» (1981) она широко применяет переплетения золотыми нитями, а также вышивку шнуром, излюбленную в народном ткачестве. Использование этих приёмов усиливает ощущение зрелищности, театральности, которым проникнута вся композиция.

 

Тема Москвы — одна из центральных в творчестве Г.А. Орловой. Художница интерпретирует её каждый раз по-новому, в разных материалах и техниках, изображает столицу как некую духовную целостность, как символ Родины. «Московские» гобелены неоднозначны по эмоциональному звучанию и художественным качествам, но в любом из них есть атмосфера приподнятости, яркой праздничности.

В том, как Галина Орлова передаёт памятники старинного зодчества, их взаимосвязи с новыми архитектурными сооружениями, ощущается взгляд нашего современника. Для гобеленов характерны ассоциативность образного строя, щедрость колорита, энергия цветовых пятен, в них нередки наивно-выразительные стилизованные изображения зверей, птиц и орнаментов.

Пусть всегда было солнце.   Гобелен.   Фрагмент.   1977 год.
Пусть всегда было солнце. Гобелен. Фрагмент. 1977 год.

Утонченный линейный ритм, красочность цветового решения, декоративная узорчатость рисунка, сложная живописная фактура тканой поверхности отличают одну из самых известных работ этого цикла — гобелен «Москва» (1981), проникнутый одухотворённостью, тонким лиризмом и эмоциональной взволнованностью.

Лирические нотки, присущие этому произведению, сближают его с гобеленом «Нивы Алтая» (1980), где стихия золотисто-голубого цвета захватывает и сплавляет в единое целое поля, нивы, стада овец — всё богатство земли. Как что-то типично «орловское» воспринимаются стилизовапные изображения огромных цветов и растений в нижней части композиции.

Салют.    Фрагмент гобелена .   1985 год
Салют. Фрагмент гобелена . 1985 год

Монументально-декоративное творчество Галины Орловой проникнуто лиризмом, жизнеутверждающей силой, выполняет благородную миссию формирования внутреннего мира человека, его культуры, мировоззрения. Того, кто знаком с мастерской художницы, поражает огромное количество рисунков, эскизов, этюдных зарисовок, беглых набросков. По ним можно изучать не только географию поездок автора — прекрасного рисовальщика и живописца, но и метод её работы — не прекращающийся ни на минуту поиск. Постоянное желание создавать новое — отличительное свойство натуры Галины Андреевны Орловой. Наверное, в этом и заключается секрет молодости её искусства.

 

Л. ЧЕКАЛИНА

Журнал «Художник» №4, 1984 г.

 

На аватаре: Г.А. Орлова. Панно «Рыбы». Фрагмент. Батик. 1974 год.