Статьи
Портрет кисти Левицкого увеличить изображение
Портрет кисти Левицкого

 

Государственная Третьяковская галерея по праву гордится своим собранием русской живописи XVIII столетия, отличающимся высоким художественным качеством. Коллекция картин старых русских мастеров, собираемая тщательно, с большой любовью ещё П. М. Третьяковым, продолжает пополняться и в настоящее время, хотя поступление произведений XVIII века становится всё большей редкостью. Поэтому приобретение в 1982 году «Портрета М.И. Мюссар» Д. Левицкого стало важным событием для галереи.

 

Определение изображённого лица (М. И. Мюссар) и введение произведения в научный мир принадлежит С. Дягилеву, разыскавшему этот портрет в начале XX века в одном из частных собраний Петербурга и поместившему его воспроизведение в первой обширной монографии о художнике.

В 1905 году картина демонстрировалась на знаменитой выставке портретов в Таврическом дворце. После этого «Портрет М. И. Мюссар» исчез из поля зрения исследователей и любителей искусства, где он находился, не было известно. Советский искусствовед Н. Гершензон-Чегодаева поместила в своем фундаментальном труде о Д. Левицком сведения об этом произведении в том разделе каталога, где даны бесспорные работы художника, но ни местонахождения, ни даты создания портрета она не указала. Только в 1982 году «Портрет М. И. Мюссар» появился на известном аукционе «Сотби» и был тогда приобретён Министерством культуры СССР для Третьяковской галереи. Так произведение возвратилось в страну, где когда-то было создано.

 

На портрете изображена дама средних лет, одетая в нежно-голубое платье, на плечах — лёгкий серебристый шарф. Её полноватый стан энергично вылеплен густыми широкими мазками. В немолодом, но сохранившем черты привлекательности лице воля и характер. Кто же она?

 

К сожалению, известны немногочисленные факты её биографии. Мария Ивановна Гетц (установить даты жизни пока не удалось) была немкой по происхождению. Она вышла замуж за известного петербургского купца и часовщика Даниила Франсуа Мюссара (ок. 1747—?).

Старинный род Мюссаров, уходящий своими корнями в XVI столетие, был хорошо известен в Женеве. Великий «гражданин женевский» Ж. Ж. Руссо упоминает в «Исповеди» о нескольких Мюссарах, своих родственниках. Отец Даниила Франсуа — профессор Николя Мюссар вследствие политических распрей должен был покинуть родной город. В 1760-е годы он вместе со своей семьей и тринадцатилетним сыном прибыл в Петербург. По семейному преданию, благодаря рекомендации самого Вольтера он занял должность инспектора в Академии художеств, а его жена поступила инспекторшей в Смольный институт.

 

Даниил Франсуа обучался в Берлине у приятеля отца — часового мастера и овладел этим делом в совершенстве. По возвращении в Россию его коммерческие и ремесленные дела пошли хорошо. Пользуясь старыми связями, Мюссар выписывал из Женевы дорогие карманные часы и легко сбывал их. Часто ему приходилось заводить часы во многих богатых и знатных домах, где Мюссар снискал достаточную известность. В его магазине собирались видные екатерининские вельможи и иностранные дипломаты, съезжавшиеся сюда под предлогом проверки часов. Среди них были «светлейший князь» А. Безбородко, французский посланник А. Сегюр, австрийский и английский дипломаты Л. Кобенцель и лорд Мамсбери. Не исключено, что Мюссар был замешан в какой-то политической игре.

По воспоминаниям современников, Д. Мюссар обладал красивой внешностью, любил увеселения различного рода. Родственники юного повесы, желая укротить его нрав, женили Мюссара на хорошенькой немке. Однако Мария Ивановна, обременённая детьми, так и не смогла удержать мужа в строгих семейных рамках. Если верить пристрастному мнению её зятя, писателя Н. И. Греча, Мюссар была ревнивой и сварливой женщиной.

 

Портрет М. И. Мюссар не имеет даты написания. Тем не менее фасон платья и причёска изображённой позволяют датировать произведение 90-ми годами XVIII века. Строгие линии костюма, неотъемлемая модная деталь — шарф с плоскостно трактованным орнаментом и наконец пышная прическа «а ля Титус» с мелкими кудряшками на лбу и широкой лентой характерны для того времени. В портрете имеются и стилистические черты сентиментализма: применение пейзажного фона, нежная блёклость цветовой гаммы. В то же время в облике М. И. Мюссар отсутствует мечтательная чувствительность героинь В. Боровиковского. В портрете дана типичная для Левицкого правдивая характеристика пышущей здоровьем добродетельной матроны, обременённой семейными обязанностями.

 

Как и многие произведения Левицкого 1790-х годов, портрет М. И. Мюссар не подписан. Однако композиционное расположение фигуры в пространстве, её соотношение с фоном, направление взгляда — всё подчинено разработанной Левицким схеме, ставшей обязательной в большинстве его портретов. Похожая прическа и кружевной лиф платья встречаются в двойном портрете супругов Митрофановых (ГРМ), исполненном Левицким в те же годы. В портрете М. И. Мюссар присутствует характерная для кисти художника пластическая осязательность формы, ощутимая материальность деталей одежды. Отметим слишком заглаженную живописную поверхность картины, объясняющуюся, по-видимому, особенностями последней реставрации.

Таким образом, перечисленные свойства позволяют отнести произведение к типичным работам мастера того времени.

Имя Д. Г. Левицкого связано с периодом расцвета русского портретного искусства второй половины XVIII века. Направление творческих поисков художника было определено идеями просветительства. Будучи сыном священника и гравёра Киево-Печерской лавры, Дмитрий Левицкий с детства увлекался искусством.

Его способности были замечены А. Антроповым, руководившим декоративными работами в киевском Андреевском соборе.

В качестве ученика юный Левицкий уехал вместе с Антроповым в Петербург. Там его дальнейшая жизнь и творчество были надолго связаны с Академией художеств: он принимал участие в академических выставках, в течение семнадцати лет вёл класс портретной живописи. В 1770—1780-е годы художник написал свои лучшие произведения, в которых создал многогранные выразительные образы представителей различных слоев русского дворянского общества. Как портретист Левицкий умел подчеркнуть в человеке внутреннюю активность, ему удавалось заглянуть в духовный мир своих моделей. При этом редкое умение мастера передать вещественную красоту предметов служило дополнительным средством характеристики образа.

 

Портрет М. И. Мюссар написан художником в сложный период его жизни:              вследствие неблагоприятной обстановки в академических кругах художник вынужден был в 1788 году уйти из Академии. Уменьшилось число официальных заказов, иссяк былой размах работы, обострилась болезнь глаз. В середине 90-х годов Левицкий вступил в масонскую ложу. Произведений этого времени сохранилось мало, однако большинство из них обладает высокими живописными достоинствами. К их числу можно отнести и наш портрет.

 

Возможно, Левицкий написал портрет М. И. Мюссар непосредственно после работы над портретами дочерей Павла. Порекомендовать художника семье Мюссар мог канцлер А. Безбородко, бывший влиятельным покровителем Левицкого на протяжении многих лет.

Наиболее вероятно, что художник создал парные портреты супругов Мюссар, но мужской портрет до нас не дошёл. С. Дягилев писал, что в собрании внучки Мюссар, где хранился портрет Марии Ивановны, было изображение Даниила Франсуа, приписываемое владелицей также кисти Левицкого. Но, по его мнению, это было ошибочное определение — портрет был создан второстепенным мастером.

 

В собрании Третьяковской галереи находилось всего три произведения кисти Д. Левицкого, датируемых 90-ми годами XVIII века: баснописца и поэта И. Дмитриева, видного масона Г. Долгорукова, общественного деятеля и просветителя Н. Новикова. Портрет М. Мюссар не только дополняет эту галерею современников Левицкого, но и расширяет наше представление о творчестве художника.

 

Л. МАРКИНА

Журнал «Художник» №4, 1984 г.

 

На аватаре: Д.Г. Левицкий «Портрет М.И. Мюссар»